За что уволили ректора Белорусского государственного медицинского университета?

13 ноября 2009

Павел БеспальчукРектору Белорусского государственного медицинского университета (БГМУ) доценту Павлу Беспальчуку, который на протяжении 12 лет возглавлял главный врачебный вуз страны, не продлили контракт. Произошло это после его попыток изменить систему распределения Минздравом выпускников, которую глава вуза назвал «апогеем беззакония».

Теперь обязанности ректора БГМУ исполняет первый проректор профессор Сергей Денисов. В беседе с корреспондентом TUT.BY он подтвердил факт увольнения Беспальчука: «10 ноября у него заканчивался трехлетний контракт. Уведомление о том, что он не будет продлен, Павел Иванович получил за месяц. Формулировка: «Уволить в связи с истечением срока контракта». С 11 ноября я исполняю обязанности ректора».

Казалось бы, ничего удивительного. Контракт с работником закончился, дальше его не продлили. Однако в предпоследний день его работы в университетской газете «Вестник Белгосмедуниверситета» появляется разгромная статья Павла Беспальчука «В cрок до 31 ноября», в которой ситуацию с распределением выпускников он назвал «апогеем беззакония»: «Когда ложь и безнаказанность культивируются — это порождает беззаконие. И оно уже достигло своего апогея в плане распределения выпускников».

Распределение по звонку

Как пишет в статье Павел Беспальчук, в соответствии с законодательством распределение должна проводить университетская комиссия, в обязанности которой входит ознакомление выпускников с предстоящими местами работы не позднее чем за месяц до решения. В ее состав могут быть включены представители государственных органов управления, организаций, общественных объединений.

«До 2006 года включительно Минздрав представлял вузу кандидатуры участников от всех областей, Минска и самого ведомства. Начиная с 2007 года, несмотря на мои многочисленные просьбы, это правило было абсолютно проигнорировано головным ведомством. В нынешнем году министерство издало приказ, предписывающий создание комиссии, организацию правового информирования выпускников, ознакомление их до 10.02.2009 г. с потенциальными рабочими местами. Второй пункт приказа звучал дословно: «Председателям комиссий по распределению осуществить распределение…». Вакансии для ознакомления молодых коллег были представлены только по самым широким профилям», — объясняет Беспальчук.

По его словам, 6 февраля 2009 г., выступая на отчетной коллегии Комитета по здравоохранению Мингорисполкома, министр здравоохранения пообещал присутствующим руководителям решить проблему укомплектования лечебных учреждений специалистами узкого профиля выпускниками вузов. «Учитывая то, что сроки ознакомления выпускников с предполагаемыми рабочими местами истекали, мной публично был задан вопрос на эту тему. Ответ, прозвучавший в присутствии сотни участников заседания, был таков: «Вам известно, что распределением у нас занимается министр». Правда, вечером того же дня в БГМУ были доставлены копии заявок, поступивших в кадровую службу Минздрава, однако использовать их в работе было практически невозможно», — свидетельствует экс-ректор.

«И вот наступил означенный День. В вуз прибыла группа людей, не включенных в состав комиссии по распределению. Весь состав комиссии был молча отстранен от участия в процессе. Процедура выглядела следующим образом: начальник управления, держа в руках проштудированный список, зачитывал Ф.И.О. выпускника и определенное ему место предстоящей работы, заместитель вписывал это в листок распределения. Только отдельные выпускники успевали присесть на стул перед министром, но лишь некоторые успевали задать вопрос и получить на него ответ, понятно какого содержания. В среднем на одного будущего молодого врача было затрачено 20 секунд, включающих проход по сцене актового зала», — повествует Беспальчук.

Далее уже бывший ректор приводит целый ряд распределительных метаморфоз, которые идут вразрез не только со здравым смыслом, но и со всевозможной документацией.

«Выпускников, преподавателей и всех студентов, мягко сказать, «удивило» то, что идущий 377 по очередности из 408 лечфаковцев с баллом 6,14 (при среднем балле по университету — 8-9) направлен в престижный республиканский научно-практический центр трудиться хирургом, хотя обучался по терапевтическому профилю… А балл 5,61, подкрепленный неизвестными декану и студентам мотивами, позволил выпускнице стать представителем самой элитной в студенческой среде специальности «врач акушер-гинеколог». Для простых смертных, чтобы попасть в когорту таковых специалистов, то есть на поток субординаторов акушеров-гинекологов, необходимо отлично учиться, иметь рекомендацию студенческого научного кружка, как правило, подтвержденную заслугами республиканского уровня, и весьма активно участвовать в общественной работе.

Но возможно, оказывается, и не такое: целевику Брестской области, не имеющей ни мужа, ни детей, ни каких-либо других законных обстоятельств, министром демонстративно расторгается целевой договор и определяется место в великолепной клинической больнице Минска. Это при том, что шедшие по любой очередности более половины лечфаковцев впереди нее удостоены права трудиться в участковых поликлиниках. Каково же получать официальные отказы тем, кто имеет основания на расторжение договора, с мотивировкой, что Министерство здравоохранения не имеет полномочий на расторжение договоров о целевой подготовке?

Почему выпускница П., которой договор о целевой подготовке не дал никаких льгот при поступлении (она и так была победителем республиканской олимпиады по химии), проучившейся исключительно на отличные оценки, что, естественно, позволило ей стать врачом акушером-гинекологом, имеющей свидетельство о бракосочетании, необходимо выплатить (ее мама – тоже врач и наша выпускница сделала это) тридцать шесть миллионов сто девяносто тысяч рублей? И это в условиях приоритетной задачи социальной политики государства по защите брака и семьи. А у двух ее однокурсниц Г. и П. (первая тоже акушер-гинеколог) в личных делах хранятся заявления о расторжении целевых договоров «в связи с решением министра», и обе оставлены работать в Минске совершенно безвозмездно. Что, Брестской области врачи-целевики уже не нужны (из этого региона незамужние), а в Гродненской (целевик, выкупленная мамой, как известный украинский поэт из крепостничества) такая острая потребность во врачах? Так ведь совсем наоборот.

А как смотреть в глаза тем, с кем члены приемной комиссии, те же деканы и проректоры, которые были отстранены вместе с ректором от решения вопросов распределения, вели открытый, честный разговор по выполнению плана целевого приема?

На каких основаниях выпускник Х., заключивший целевой договор, чтобы не быть зачисленным на внебюджетную форму обучения, направляется, вопреки гражданско-правовому соглашению, в солидный научно-практический центр? Так же выглядит распределение выпускницы Р., по прилюдному мобильному звонку».

«Инфекция вторглась извне. Источник известен»

Как сообщает в материале Павел Беспальчук, впервые за всю историю БГМУ те, кто осуществлял распределение, отказались ставить свои подписи под ведомостью распределения, «копию которой забрали в Минздрав сразу после окончания процедуры, мотивируя это тем, что к распределению не имеют никакого отношения. Благо, в вузе все мероприятия, начиная с зачисления, снимаются на видео, да и около тысячи людей видят все происходящее. Дети делятся впечатлениями с родителями, последние осознают, что не проявили должной смекалки. Начинается череда перераспределений».

По его данным, за период 2006-2008 годов в министерстве было произведено «изменение базы стажировки или работы более чем 150 выпускникам». «Когда этим вопросом стала интересоваться прокуратура Республики Беларусь, министерством, с целью создания видимости некой законности процесса, было предложено тому составу комиссии, который был ранее отстранен от участия в распределении, рассматривать заявления выпускников. Однако даже в этой ситуации вопросы каждого, обратившегося в обход этой комиссии в Минздрав, напрямую были решены без комиссионного рассмотрения в университете», — утверждал ректор, добавляя, что действия кадровой службы Минздрава нередко противоречили президентской директиве № 2 «О мерах по дальнейшей дебюрократизации государственного аппарата».

«Все также знают, что эта болезнь, симптомы которой неоднократно обсуждались на Советах БГМУ, заседаниях ректората и других собраниях (что приводило в невротическое состояние вышестоящую инстанцию), возникла не в нашем университете или в каком-либо другом из вузов республики. Инфекция вторглась извне. Источник известен, как ясно и то, что всякому беспределу, как говорят в Одессе, бывает край, — резюмирует Павел Беспальчук. — …Вопрос элементарен, если не издеваться над Законом и не поворачивать его вспять».

Беспальчук: «Отдельные люди дискредитируют линию президента»

«Я поддерживаю линию, проводимую президентом Беларуси, солидарен с его тезисом о том, что краеугольным камнем внутренней политики страны является социальная справедливость и ответственность, — прокомментировал ситуацию в беседе с корреспондентом TUT.BY Павел Беспальчук. — Вся моя 12-летняя деятельность в качестве ректора была направлена на создание социально справедливых принципов функционирования университета, начиная с приема, обучения и заканчивая распределением».

По словам бывшего ректора, в 2006 году процедура распределения проводилась в актовом зале, была открытой, прозрачной и соответствовала всем правилам и законам. «Потом все это было перекрыто, насаждены условия, противоречащие принципам и нормам, о чем я написал в своем материале. Я считаю, отдельные люди на разных постах дискредитируют линию президента и правительства», — убежден собеседник.

Павел Беспальчук говорит о том, что многочисленные достижения БГМУ в последнее время «намеренно замалчивались». «За 12 лет я подписал врачебные дипломы более 8 тыс. выпускников, которые теперь достойно представляют свою альма-матер в Беларуси и по всему миру. Когда я пришел на должность ректора, количество студентов чуть превышало 3,5 тыс. человек. Сегодня, передавая дела и.о., это уже 6455 учащихся. Из 625 лауреатов президентской стипендии 117 — наши студенты. Это достойнейший показатель, равных которому нет нигде. Он стал возможен благодаря тому, что сохранялся принцип социальной справедливости, — говорит экс-ректор. — В прошлом году мы выпустили 44 иностранных студента, а в нынешнем набрали на первый курс уже 220 человек, достойно выполнив задачу правительства».

Уволенный ректор называет себя «человеком государственным» и признается, что никогда не расставался с практикой и врачебным дипломом. Видный специалист в области хирургии кисти рук, один из основателей одноименного отделения в 6-й клинической больнице Минска, он продолжает работать на кафедре травматологии БМГУ, где начинал свою деятельность, пройдя путь от ординатора до завкафедрой.

«Я прекрасно понимаю, что любое действие вызывает противодействие, а потому в скором времени может быть создана некая комиссия, которая будет стараться найти какой-то негатив против меня. Это более чем смешно, ведь полтора года назад на протяжении полутора месяцев в университете работала комиссия Контрольно-ревизионного управления Министерства здравоохранения. Нарушений обнаружено не было. Надеюсь, все поймут, с какой целью это делается. Верю и в то, что на работе университета это никоим образом не отразится», — резюмирует Павел Беспальчук.

Кастусь ЛАШКЕВИЧ