Прогноз развития системы образования в России и Беларуси с точки зрения глобальных социальных процессов

 

Дмитрий Борисович Сандаков

В последние годы система образования в России и Беларуси подвергается многочисленным и разнообразным «реформам», в которых трудно увидеть логику или единую систему. В связи с этим возникает вопрос о том, к чему в конечном счёте приведут все эти «реформы».

Прогноз дальнейшего развития системы образования не является сугубо академическим, поскольку так или иначе затрагивает интересы практически каждого жителя страны. Школьникам придётся поступать в ВУЗы, их родителям – зарабатывать деньги на репетиторов или платное обучение. Студенты по окончании ВУЗа прочувствуют все прелести массового высшего образования, а выпускникам вскоре придётся повышать свою квалификацию.

К сожалению, немногочисленные прогнозы о будущем системы образования основываются преимущественно на учёте «внутренних» факторов – количество лет и ступеней обучения, качество программ, возраст преподавательского состава, критерии поступления в ВУЗы и т.п. На мой взгляд, такой подход отвлекает внимание от сути происходящего.

Прогноз будущего образовательной системы должен строиться на системном подходе. Система образования тесно интегрирована в более сложные социальные системы и не развивается сама по себе, а лишь следует в фарватере изменений в системах более высокого уровня. Изменения, происходящие в системе образования, можно рассматривать как несколько запаздывающие во времени отражения глобальных социальных процессов.

Таким образом, прогноз эволюции образовательных систем может быть построен только на основе анализа глобальных трендов в социальных системах более высокого порядка. В рамках настоящей статьи мы проанализируем три глобальные тенденции.

1. Глобальный кризис

То, что мы живём в непростое время, сегодня понятно всем. По сути, в последние десять лет мир (не только Россия и Беларусь) существует в состоянии перманентного кризиса. На мой взгляд, наиболее адекватную объяснительную модель современного кризиса предложил Михаил Хазин.

Согласно теории Хазина, большинство кризисных явлений вызвано тем, что капитализм как форма общественного устройства подошёл к логическому завершению своей истории. Главный принцип капитализма описан Марксом: деньги (1) — товар – деньги (2). Причём деньги (2) должны быть больше, чем деньги (1), иначе капитализм превращается в благотворительность. Деньги (2) могут быть больше, чем деньги (1) только в условиях постоянного расширения рынков сбыта. Сегодня это процесс подошёл к концу. Все механизмы расширения рынка (включая эмиссионное кредитование конечного спроса) исчерпаны. Следовательно, капитализм объективно не может существовать далее, но при этом никто не знает, на что его можно поменять. Рабовладение и феодализм человечество уже проходило, социализм не состоялся, а других вариантов сегодня просто нет, за исключением модели глобального «электронного» трудового концлагеря, к которому, вероятно, всё и идёт.

Уже становится понятно, что добром современный кризис не закончится. Именно поэтому элиты разных государств сегодня заняты внутренним «разборками» и обеспечением личной безопасности. В этой ситуации традиционные для развитых стран элементы демократии и гражданских свобод (вроде свободного владения оружием) становятся очень некстати, поскольку вынуждают действовать с оглядкой на то, как отреагируют народные массы на те или иные действия.

Сегодня правящей элите требуется найти способ принимать непопулярные меры, не опасаясь противодействия «черни». Для этого недостаточно иметь подконтрольные СМИ, так как «шило» во многих случаях настолько велико, что его не утаить ни в каком «мешке». Нужно сделать так, чтобы люди в принципе не могли состыковать разрозненные кусочки информации. Приведу два примера.

Пример 1. Общие затраты на космическую программу, которая обеспечила разработку и доставку на Марс космического аппарата Curiosity, составили порядка 2,5 млрд. долларов. Суммарная стоимость строительства автодороги «Адлер - Красная Поляна» оценивается в 227 млрд. рублей (7,5 млрд. долларов) . Протяженность трассы «Адлер - Красная Поляна» – 48 километров.
Пример 1. Общие затраты на космическую программу, которая обеспечила разработку и доставку на Марс космического аппарата Curiosity, составили порядка 2,5 млрд. долларов. Суммарная стоимость строительства автодороги «Адлер — Красная Поляна» оценивается в 227 млрд. рублей (7,5 млрд. долларов). Протяжённость трассы «Адлер — Красная Поляна» – 48 километров.

 

Пример 2. Расстрел школьников в «Сэнди Хук» 14 декабря 2012 года. СМИ сообщили о 26 (27) погибших, при этом в каждом теле было 3-11 дырок. Хорошо сообщать такие новости тем, кто считать не умеет. А если умеет? Предположим, в каждого убитого попало в среднем только 4 пули из винтовки. В этом случае в цель попало 26х4 =124 пули. Если стрелок не был накачан спецпрепаратами, то должен был быть в состоянии некого стресса. Стрелял по подвижным целям, которые явно паниковали и поэтому не могли сидеть на месте. Предположим самый оптимистичный вариант – в цель попадала каждая вторая пуля. Следовательно, всего стрелок истратил 248 патронов. Средняя емкость магазина автоматической винтовки – 30 патронов. Если стрелок не делал перерывов на набивку рожков, то у него с собой должно было быть 8 снаряженных магазинов. А теперь представьте себе 8 магазинов хотя бы от автомата Калашникова – это приличный вес и объем! Как он их протащил в школу мимо охраны? А если предположить, что в каждом теле было 7 пуль (среднее между 2 и 11)? Предположим стрелок стрелял очередями, и в цель попадала одна пуля из четырех – тогда стрелок должен был иметь с собой (26х7х4)/30= 24 снаряженных магазина. А вот тут уже возникают вопросы. А особенно интересно сопоставить расстрел в школе вот с этой и с этой нформацией
Пример 2. Расстрел школьников в «Сэнди Хук» 14 декабря 2012 года. СМИ сообщили о 26 (27) погибших, при этом в каждом теле было 3-11 дырок. Хорошо сообщать такие новости тем, кто считать не умеет. А если умеет? Предположим, в каждого убитого попало в среднем только 4 пули из винтовки. В этом случае в цель попало 26х4 =124 пули. Если стрелок не был накачан спецпрепаратами, то должен был быть в состоянии некого стресса. Стрелял по подвижным целям, которые явно паниковали и поэтому не могли сидеть на месте. Предположим самый оптимистичный вариант – в цель попадала каждая вторая пуля. Следовательно, всего стрелок истратил 248 патронов. Средняя ёмкость магазина автоматической винтовки – 30 патронов. Если стрелок не делал перерывов на набивку рожков, то у него с собой должно было быть 8 снаряжённых магазинов. А теперь представьте себе 8 магазинов хотя бы от автомата Калашникова – это приличный вес и объём! Как он их протащил в школу мимо охраны? А если предположить, что в каждом теле было 7 пуль (среднее между 2 и 11)? Предположим стрелок стрелял очередями, и в цель попадала одна пуля из четырёх – тогда стрелок должен был иметь с собой (26х7х4)/30= 24 снаряжённых магазина. А вот тут уже возникают вопросы…

В снижении мыслительных способностей наседания заинтересованы также крупные корпорации, поскольку это позволит повысить эффективность рекламных воздействий и сделать действие рекламы более предсказуемым.

Вывод. В ситуации глобального кризиса власти нужна свобода действий в принятии непопулярных мер. Для этого необходимо продолжать и углублять политику управляемой «дебилизации» населения. Одним их способов «дебилизации» является снижение качества образования. Современный образованный человек помнит много разрозненных фактов, но не умеет мыслить, особенно в области политики, экономики, права. В отсутствие самостоятельного мышления человек не в состоянии подвергнуть анализу и сомнению услышанную информацию. Истиной становится сказанное и показанное в СМИ, даже если оно «шито белыми нитками».

«…американский народ крайне невежественен. Он не имеет совершенно никакого представления о внешнем мире. … А возьмите географию. Мы её не преподаём! Примерно 52% нынешних абитуриентов американских колледжей не могут показать на карте, где находится Нью-Йорк. 70% поступающих в высшие учебные заведения в 2003-2010-х годах не могли найти Ирак — страну, с которой мы воевали! Как-то будущим студентам предложили идентифицировать некую большую территорию, закрашенную на карте голубым цветом. Так вот, 30% из них не смогли определить, что это был Тихий океан… » (Источник: Википедия «Система образования США»)

Скажите мне, какое отношение в внешнеполитически решениям правительства может иметь человек, не имеющий представления о том, где находится Тихий океан?

2. «Распил бабла»

То, что в России давно и успешно происходит «распил бюджетного бабла», сегодня ни для кого не секрет. (Кстати, прошу обратить внимание, что факт массового воровства бюджетных средств в России никем не отрицается и de facto принимается в общем-то как норма. Это возможно только в условиях тотальной дебилизации основной массы населения.) Масштабы, схемы и механизмы распила достаточно красочно и популярно описаны в книге А. Кунгурова «Анатомия коррупции» (очень рекомендуется к прочтению!).

Доходы промышленности больше не стали (стали меньше). Технологии производства эффективнее тоже не стали. Вопрос: откуда сверхприбыли олигархов? Ответ: из той части прибыли предприятий, которая раньше направлялась на поддержание инфраструктуры, обновление оборудования, разработки, разведку месторождений.

Сегодня оборудование заводов и жилой инфраструктуры во многих регионах России изношены до последнего предела. И техногенные катастрофы уже начались, а дальше будет только хуже. Нефтянка в России даёт сверхприбыли только если не вкладываться в освоение новых месторождений. В России уверенно и чётко сворачиваются все требующие бюджетного финансирования социальные явления (наука, образование, армия, медицина). Правящая элита прекрасно осознаёт, что ей осталось воровать лет 5-7, не больше. Остановить тотальное воровство невозможно. Отремонтировать жилую и производственную инфраструктуру, которая не ремонтировалась со времени распада СССР, уже тоже невозможно (подробности читайте у Кара-Мурзы С.). Остается в последние годы наворовать по максимуму, чтобы потом куда-нибудь сбежать. (Примечание: эта статья была написана ещё до событий на Кипре в марте 2013, которые показали, что по части «сбежать с награбленным» могут возникнуть определённые проблемы). В этой ситуации вложения в науку, которые начинают приносить прибыль через 5-10 лет для элиты, действительно, не разумны.

Вывод. Финансирование всех социальных проектов (медицина, наука, здравоохранение) будет поэтапно уменьшаться. Локальные выбросы денег в науку и образования будут использоваться исключительно для «распила» бабла и его вывода и легализации за рубежом, а также для создания информационной «дымовой завесы». В качестве примера могу привести два крупнейших научных «баблораспилочных» проекта: проект «Суперджет» и проект «Сколково» (дополнение о «Сколково» от 25.04.2013). Без финансирования сфера образования будет постепенно, но неотвратимо деградировать, в первую очередь, высокотехнологичные направления (физика, электроника, биотехнология и т.п.).

3. Специалистов много не нужно

Современное производство стало настолько эффективным и технологичным, что высококлассных специалистов много не нужно. В структуре современного производства на верхнем уровне требуется очень малое количество действительно высококлассных разработчиков. На нижнем уровне человек – это аналог батарейки для обслуживания формализованного производственного процесса. Как только процесс отлажен – «человекорейки» можно менять чуть ли не каждый день, технологический процесс от этого не страдает. Люди на этом уровне легко взаимозаменяемы. И это очень удобно, так как не даёт рабочей силе много «выпендриваться». «Не нравится? Свободен!» В базе данных предприятия полно анкет потенциальных соискателей на ту же должность.

Тем более не нужно много высококлассных специалистов в России и Беларуси, где высокотехнологичное производство либо не существует, либо стремительно деградирует.

Таким образом, качественно массовое образование сегодня – это просто выбрасывание денег на ветер. Даже для США хватает трех-пяти элитных ВУЗов, остальные – не намного лучше тех, что сегодня массово закрывают в России (мало кто знает, что кроме Гарварда, Йеля и Массачусетского технологического в США более 4500 университетов). Два-три элитных ВУЗа для детей власть имущих и массовое низкокачественное платное высшее образования для удовлетворения социальных амбиций люмпенов – вот оптимизированная схема.

Вот ещё информация к размышлению. Население России сегодня – 143 миллиона, население Японии – 128 миллионов. Количество студентов Японии – 2,5 миллиона, в России – 7,5 миллионов. Некоторые высокотехнологичные предприятия Японии, рынком сбыта которых является вся планета: Canon, Casio, Daihatsu, Fujitsu, JVC, Hitachi, Konica, Mitsubishi, Nintendo, Olympus, Panasonic, Pioneer, Sharp, Shimano, Sony, Toshiba, Yamaha. А ну-ка давайте составим аналогичной список хай-тек предприятий для России и Беларуси!

У мыслящего человека сразу возникнет вопрос: если промышленности Японии хватает 2,5 миллионов выпускников, то сколько реально хватит для промышленности России?

Сегодня население Беларуси – 9,5 млн. человек, среди них – 446 тысяч студентов (данные на 2011/2012 год). Если бы Беларусь обладала промышленным потенциалом современной Японии, то нам было бы достаточно всего 185 тысяч студентов. Таким образом, даже по меркам сверхвысокотехнологичной Японии, два белорусских выпускника из трёх гарантированно окажутся невостребованными на рынке труда. Предлагаю познакомиться с моим расчётом, который показывает, сколько студентов реально нужно современной Беларуси.

Вывод. Большая часть сегодняшней системы высшего образования является избыточной и выполняет не столько образовательную, сколько социальную и развлекательную функцию: даёт возможности относительно недорогого удовлетворения социальных амбиций и создаёт иллюзию социальной мобильности. Для этой «развлекательной» части системы высшего образования не нужно ни большое финансирование, ни качественное образование. Главное – чтобы она просто работала: чтобы в 9 часов утра открывался деканат, чтобы преподаватели читали лекции (всё равно какие), чтобы занятия посещали по крайней мере 30% студентов, чтобы проводились экзамены (всё равно какие и как, главное чтобы было поменьше неудовлетворительных оценок). Кстати, модель такого ВУЗа-мутанта дана в работе Е.В. Балацкого «Институциональные конфликты в системе высшего образования».

Собственно прогноз

На основании анализа трёх глобальных трендов можно составить прогноз развития системы образования в России и Беларуси на ближайшие 10 лет.

Качество образования на всех уровнях будет продолжать ухудшаться.

Снижение качества образования носит управляемый характер и проводится под патронажем государственной власти. Сегодня явно просматриваются выгоды снижения общего уровня образования для политической и экономической элиты, но нет ни одной системной тенденции, которая потребовала бы его повышения.

Снижение качества образования будет проводиться косвенными методами на фоне информационного шума о модернизации, инновации, совершенствовании, интеграции и т.п. Разумеется, никто не будет отдавать распоряжений об ухудшении качества лекций и уроков, снижении требования к студентам и т.п.

Основные механизмы управляемой деградации образовательных систем – недостаточное финансирование и иррационально избыточная бюрократизация образовательной среды. Сочетаний этих двух факторов приведёт к тому, что квалифицированные специалисты, которые обладают реальными знаниями, умениями и творческим потенциалом, будут либо покидать учебные заведения, либо направлять существенную часть своей энергии на некие личные проекты. Отток квалифицированных кадров и перенаправление их творческой энергии очень быстро приведёт (уже приводит) к деградации образовательной среды. При современном качестве высшего образования заменить старые преподавательские кадры будет просто некем. Читайте статью «Как развалить систему образования: диверсионная программа Дмитрия Сандакова».

В системе высшего образования будет сохранено несколько элитных центров, осуществляющих подготовку небольшого количества элитных специалистов. Возможно, эта подготовка будет осуществляться за рубежом, так как это будет более рентабельно.
Разрушение образовательной среды приведёт (и уже приводит) к прогрессивной дебилизации населения. Единственная сила, которая способна ей противостоять в течение одного-двух ближайших поколений – это семейная атмосфера (если у ребёнка умные образованные родители, бабуши, дедушки). Остальные дети будут жестоко отформатированы.

Сегодняшние ВУЗы будут выполнять (уже выполняют) не столько образовательную, сколько социальную функцию: утилизация энергии молодёжи, создание иллюзии социальной мобильности, удовлетворение социальных амбиций родителей.

Получить реальные профессиональные знания и умения можно будет не в ВУЗах, а на частных узкоспециализированных курсах. К сожалению, краткосрочные курсы не создают образовательной среды и поэтому не способны противостоять процессу дебилизации.

Качественное элитное образование от массового будет переходить к индивидуальному (модель коучинга). Если вчера брендом был ВУЗ, завтра брендом в сфере образования будет становиться конкретная личность. Но этот вид образования будет очень дорогим и доступен очень немногим (даже банальные репетиторы сегодня далеко не всем по карману).

Описанный прогнозный сценарий не является уникальным для постсоветского пространства, в той или иной мере он уже давно реализуется в США, ЕС.

Вероятнее всего, в Беларуси указанные процессы будут развиваться медленнее, чем в России. Кроме того, возможны отклонения от описанного сценария (в лучшую сторону) в силу высокой степени непредсказуемости действия властей.

Никакие точечные реформы образования не способны переломить сложившуюся тенденцию. Для этого нужны системные воздействия. Предположительно, силой, способной изменить сложившийся тренд деградации образования может стать некая новая глобальная идея. Однако, вероятность этого невысока. Попытки сформировать новую глобальную идею уже предпринимались (проект «Россия», Концепция общественной безопасности»), однако, закончились ничем.

Проще говоря, эпоха просвещения завершается, наступает новое средневековье.

 

Рекомендуемая литература

Хазин М. Мир на пороге новых перемен
Кунгуров А. Анатомия коррупции
Кунгуров А. Почему рухнул Суперджет
Кара-Мурза С. Кого будем защищать
Паршин А.П. Почему Россия не Америка
Балацкий Е.В. Институциональные конфликты в системе высшего образования
Листопадов В. В Беларуси на одного студента расходуется 1 900, а в странах ЕС — 13 тысяч долларов в год

Январь 2013, г. Минск

© Сандаков Д.Б., 2013.
Google+