Проблема качества высшего образования с точки зрения эволюции глобальной информационной среды

 

Дмитрий Борисович Сандаков

Задача повышения качества подготовки специалистов высшей школы сегодня является одной из наиболее обсуждаемых в нашей стране и во всем мире. Успешность решения этой задачи во многом определяется тем, как именно будет рассматриваться и измеряться «качество высшего образования».

Наиболее общепринятый и строго формализованный подход состоит в измерении качества высшего образования при помощи рейтингов. Рейтинг основывается на нескольких критериях, каждому из которых присваивается определенный вес. Например, позиция ВУЗа в т.н. шанхайском рейтинге на 30% зависит от количества нобелевских лауреатов среди выпускников и сотрудников ВУЗа. Другой международный рейтинг QS-THES ранжирует ВУЗы по качеству научных исследований, проводимых вузом, численности иностранных преподавателей и студентов и т. д. [1, 2]. Рейтинговый подход позволяет весьма удобно ранжировать учебные заведения, но мало пригоден для оценки собственно качества образования, которое дает ВУЗ.

Весьма своеобразный подход к оценке качества образования был изобретен в Беларуси. Образовательный кодекс Республики Беларусь дает следующее определение: «Качество образования — соответствие (курсив автора) образования требованиям образовательного стандарта, учебно-программной документации соответствующей образовательной программы» [3]. Согласно этой дефиниции, образование, которое проводится в полном соответствии с устаревшей и бестолковой учебной программой, является абсолютно качественным. Таким образом, проблема повышения качества образования переводится в плоскость усиления контроля за соответствием образовательного процесса требованиям формально одобренных документов.

В рамках настоящей статьи предлагается рассмотреть «эволюционный» подход к проблеме оценки качества высшего образования, где главным критерием качества высшего образования является степень соответствия концептуально-методический модели высшего образования современному этапу эволюции глобальной информационной среды.

Сегодня трудно с уверенностью сказать, кто именно впервые сформулировал представление об информационной среде как части среды обитания человека. Понятие «информационной среды», как части среды обитания человека на Земле, с одной стороны, является интуитивно понятным (как понятия «время», «информация») и часто используемым, с другой стороны, не имеет четкой дефиниции. Мы предлагаем следующие рабочие определения.

Глобальная информационная среда — совокупность произведенной человечеством информации, а также процессов ее получения, создания, накопления, хранения, распространения и использования.

Глобальный информационный обмен – совокупность всех видов преобразований информации, осуществляемых в информационной среде.

Эволюция информационной среды – изменение законов и закономерностей информационного обмена, а также характеристик информационной среды.

Глобальная информационная среда находится в состоянии непрерывной эволюции, которая происходит вследствие изобретение новых процессов информационного обмена. Динамика эволюционного процесса информационной среды схожа с динамикой эволюции биологических систем. Немногочисленные быстрые скачкообразные изменения (получившие в биологии название «ароморфозы») развиваются за счет появления принципиально нового процесса информационного обмена, что сопровождается резким изменением характеристик информационной среды и информационного обмена. Затем на основе появившегося нового процесса в течение длительного времени развиваются многочисленные относительно мелкие изменения (в биологической эволюции – «идиоадаптации»), повышающие разнообразие среды. Например, возникновение книгопечатания – это информационный ароморфоз, который позволил многократно повысить скорость распространения информации. А возникновение офсетной печати, цветной полиграфии, ксерокопирования и т.п.- это аналоги биологических идиоадаптаций.

В эволюции глобальной информационной среды можно выделить пять основных этапов (ароморфозов):

  1. Появление речи (нижний палеолит: 2-2,5 млн. лет назад);
  2. Появление письменности (XXXV век до н.э.);
  3. Появление книгопечатания (XV в);
  4. Появление электромагнитного способа хранения информации (50е гг. ХХ века);
  5. Появление глобальной сети Internet и автоматизированных систем поиска релевантной информации (1983 – 1993 гг).

Последние два этапа, которые впервые в истории человечества произошли в течение жизни одного поколения людей, вызвали явление, которое получило название «информационный взрыв».

Во «всемирной паутине» можно встретить следующие типичные определения информационного взрыва. Информационный взрыв — постоянное увеличение скорости и объёмов публикаций (объёма информации) в масштабах планеты [4]. Информационный взрыв — резкое увеличение объема информации, которую должен воспринять, хранить и использовать человек в процессе своей трудовой деятельности; является следствием НТР [5].

В упрощенном виде сущность информационного взрыва, который «прогремел» во второй половине XX века, можно свести к трем основным явлениям:

— лавинообразный рост объема информации (в том числе научных знаний)

— увеличение скорости накопления и обновлений информации (знаний и технологий)

— увеличение доступности информации и скорости доступа к информационным ресурсам.

К сожалению, многие педагоги на имеют адекватного представлению о многократно возросших скоростях информационного обмена. В качестве примера на рис. 1 показано увеличение количества научных публикаций, содержащих ключевое слово «ПЦР» (ПЦР — полимеразная цепная реакция– метод количественного анализа РНК, который широко используется в современной молекулярной биологии, генетике, медицинской диагностике и т.п. ), находящихся в базе данных «PudMed» за последние 30 лет: в 1980 – 56 статей, в 2005 – 154841 статья, в 2010 – 259254 публикации. Это означает, что в течение последних пяти лет ежедневно появлялось 58 статей, так или иначе связанных с ПЦР.

Рост количества публикаций
Рис. 1. Количество научных публикация в базе данных PubMed, выдаваемых по запросу «ПЦР»

От года к коду растет не только объем информации, но и скорость ее накопления (см. рис. 1). В наиболее динамично развивающихся областях, таких как молекулярная биологи, программирование и т.п. за 5 лет (срок обучения в ВУЗе) происходит смена нескольких поколений технологий.

С учетом этого фактора центральную проблему дидактики в ХХI веке следовало бы сформулировать так: как за 5 лет подготовить специалиста, владеющего современным уровнем знаний и технологий, если информация накапливается быстрее, чем студент в состоянии читать, а за время обучения технологии обновляются несколько раз?

К счастью, рост объема и скорости накопления информации отчасти компенсируется увеличением скорости доступа к информационным ресурсам. Появление глобальной компьютерной сети «Интернет», общедоступных баз данных (PubMed, GenBank, GoogleBooks и др.), систем автоматизированного поиска релевантной информации (Google, Яндекс, Scirus и др.) многократно сократили время доступ к информационным ресурсам. В таблице 1 указаны процессы, которые осуществлял научный сотрудник в 1995 годы и в 2010 году для поиска информации и примерный бюджет затрачиваемого на них времени.

Таблица 1. Примерный бюджет времени, затрачиваемого научным сотрудником для поиска информации в 1995 и 2010 году.
Таблица 1. Примерный бюджет времени, затрачиваемого научным сотрудником для поиска информации в 1995 и 2010 году.

К сожалению, рост скорости доступа к информации не в состоянии компенсировать последствия информационного взрыва, так как самым узким местом в цепочке информационного потока стало человеческое сознание. Сегодня компьютерные системы могут за 2-3 секунды подобрать человеку несколько сотен тысяч релевантных документов, но чтение осуществляется с той же скоростью, что и 20 лет назад. Впервые в истории развития информационной среды человек стал самым медленным звеном в логистической цепочке распространения знаний.

Изменение ключевых характеристик информационной среды — скоростей накопления/обновления и доступа к информации привело к изменению алгоритмов главной деятельности специалиста – деятельности по принятию решений.

Ранее, когда объемы научных знаний были относительно небольшими, а скорость доступа к информационным ресурсам – маленькой, хороший специалист для принятия верного решения должен был хранить в своей памяти необходимую информацию. Нет релевантной задаче информации – нет верного решения. Низкая скорость доступа к информации делала невозможным быстрое пополнение личного банка знаний. Поэтому качество специалиста во многом определялось количеством знаний в его долговременной памяти.

Информационный взрыв изменил стратегию работы специалистов со знаниями. Сегодня никто не может иметь достаточно информации в памяти, чтобы с ходу принимать верные решение в задачах, которые ставит динамичная современная жизнь. Объемы информации настолько велики, что вероятность того, что релевантная задаче информации окажется в памяти, стремится к нулю. А если информация давно храниться в памяти, то очень велика вероятность того, что она устарела, и сегодня задача может быть решена гораздо более эффективным способом. Сегодняшний специалист должен уметь оперативно находить релевантную задаче информацию, оценивать ее, быстро осваивать и использовать для принятия решения. Если специалист не научен быстро искать и усваивать релевантную задаче информацию, а вместо этого пользуется знаниями, полученными в ВУЗе, который он закончил несколько лет назад – это значит, что он решает задачи устаревшим, не оптимальным способом.

Используемая сегодня в Беларуси «советская» концептуальная и методическая модель высшего образования в своих основных чертах сложилась примерно в 60-70х годах прошлого века. Последующие изменения и реформы носили скорее косметический, нежели сущностный характер. Главная цель «советской» методической модели – дать знания. Эта модель была адаптирована под существующие до информационного взрыва скорости накопления, обновления и доступа к информации.

Сегодня эта методическая модель не работоспособна вследствие многократно возросших скоростей информационного обмена. «Вчерашняя» дидактическая парадигма «снабдить специалиста необходимым количеством знаний» безнадежно устарела. Использование этой стратегии в высшей школе предетерминирует научное и промышленное отставание Беларуси от горизонта научно-технического прогресса.

Для повышения качества подготовки специалистов требуется создание качественно новой концепции логистики знаний и внедрение в ВУЗах качественно новой концепции обучения, адаптированной под современные скорости накопления, обновления и доступа к информации.

Сегодня пришло время новой парадигмы: обучать специалистов методикам быстрого поиска релевантной производственной задаче информации в современных динамичных информационных пространствах [6].

В современных условиях качество специалиста следует оценивать не по тому, сколько информации (в основном – устаревшей) он хранит в своей памяти, а по тому, насколько эффективно он умеет анализировать проблемные ситуации, искать релевантную решаемой задаче информацию, оценивать найденную информацию, усваивать новую информацию в короткие сроки, использовать новые знания для эффективного решения производственных задач.

Соответственно, качество системы высшего образования можно оценить по тому, в какой мере она формирует у студентов ментальный интерфейс для взаимодействия с современной информационной средой.

Литература:

1. Girlich E., Kovalev M. Ranking Theorie und Praxis // Universitaet Magdeburg. 2001. № 26.

2. Рейтинги в высшем образовании. Специальный выпуск // Высшее образование в Европе. Русская версия. 2005. № 2.

3. Кодекс Республики Беларусь об образовании // Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.pravo.by/webnpa/text.asp?RN=Hk1100243

4. Информационный взрыв // ВИКИПЕДИЯ. Свободная энциклопедия [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/Информационный_взрыв

5. Единое окно доступа к образвоательным ресурсам: Глоссарий [Электронный ресурс].

6. Сандаков Д.Б. Информационный взрыв и наследие XI века // Образование и обучение в Беларуси [Электрон. ресурс]. — 2010. — Режим доступа: http://www.obrazovanie.by/sandakov/krizis_metodiki.html

25 октября 2011 г., Минск

© Сандаков Д.Б., 2011.
Google+