Анализ эффективности системы высшего образования с точки зрения эволюции глобальной информационной среды

Информационная среда

Дмитрий Сандаков

Сегодня трудно с уверенностью сказать, кто именно впервые сформулировал представление об информационной среде как части среды обитания человека. Наверное, большинство людей в первую очередь вспомнит имя русского ученого Вернандского, автора учения о ноосфере. Понятие «информационной среды», как части среды обитания человека на Земле, с одной стороны, является интуитивно понятным (как понятия «время», «информация») и часто используемым, с другой стороны, не имеет четкой дефиниции.

Моя предыдущая статья, в которой я (насколько мне известно, впервые) попытался рассмотреть проблемы современного высшего образования с точки зрения общей динамики эволюции информационной среды, подверглась справедливой критике коллег за то, что я, часто используя понятие «глобальная информационная среда», не дал ему четкой дефиниции.

В настоящей статье хочу, во-первых, определить понятие «информационная среда», во-вторых, проследить ключевые этапы развития этой среды, в-третьих, показать, что образовательные процессы могу быть поняты и проанализированы с точки зрения общей эволюции информационной среды.

Понятие « глобальная информационная среда»

Глобальная информационная среда – совокупность произведенной человечеством информации, а также процессов ее получения, создания, накопления, хранения, распространения и использования.

Глобальный информационный обмен – совокупность всех видов преобразований информации, осуществляемых в информационной среде. Информационный обмен в глобальном информационном пространстве имеет свои законы, скоростные и иные характеристики.

Использование термина «глобальный» применительно к информационной среде и информационному обмену является в некоторой степени дискуссионным. На данном этапе развития информационная среда действительно является глобальной, однако далеко не всегда она была таковой. Информационная среда на планете Земля стала по-настоящему глобальной относительно недавно, после появления процессов, обеспечивающих быстрое распространение информации.

Информационное пространство – более или менее изолированная и качественно своеобразная часть глобальной информационной среды. Информационные пространства в информационной среде могут выделяться по различному признаку. На ранних этапах своего развития информационной среды разделялась на информационные пространства преимущественно по географическому принципу. Например, можно было говорить об информационном пространстве североамериканских индейцев (с их мировоззрением, культурой, мифологией, технологиями и т.п.) и полностью изолированном от него информационном пространстве японских самураев. В настоящее время информационные пространства выделяются по другим критериям. Например, сегодня мы можем говорить об экстерриториальном медицинском информационном пространстве (знания, технологии, традиции, законодательство), которые практически недоступно для инженеров или профессиональных лесорубов. С другой стороны, врач почти ничего не знает об информационном пространстве профессионального сообщества лесорубов и имеет весьма ограниченный доступ к нему, так как в этом пространстве действуют отличные от медицинского пространства способы и средства распространения информации, имеется свой специфический тезаурус и т.п.

Эволюция глобальной информационной среды

Эволюция информационной среды – изменение законов и закономерностей информационного обмена, а также характеристик информационной среды и информационных пространств, осуществляющееся главным образом вследствие появления новых процессов информационного обмена.

Динамика эволюционного процесса информационной среды в некоторой степени подобна таковой для биологических систем. В ней происходит закономерное чередование быстрых скачкообразных и медленных градуальных изменений.

Быстрые скачкообразные изменения (аналогичные биологическим ароморфозам) развиваются в относительно короткие сроки и резко изменяют характеристики и законы функционирования информационной среды. Такие изменения не являются самопроизвольными. Они происходят вследствие изобретения конкретными личностями новых процессов информационного обмена. Изобретение и внедрение новых процессов информационного обмена, которые вызывают заметные изменения характеристик информационной среды, предлагается называть информационной революцией.

Медленные градуальные изменения (аналогичные биологическим идиоадаптациям) представляют собой многочисленные адаптивные реакции на информационную революцию. Например, изобретение и распространение телевидения само по себе не является информационной революцией, это – относительно небольшая (в глобальном масштабе) и относительно медленная реакция производственного сектора на изобретение электронного способа кодирования информации. Цветная полиграфия, офсетная печать, изобретение ксерокопирования, появление газет – это относительно мелкие адаптивные изменение информационной среды в ответ на появление принципиально нового процесса информационного обмена – книгопечатания.

Скачкообразные и градуальные изменение информационного обмена требуют перестройки всех процессов, протекающих в информационной среде (наука, образование, производство, государственное управление и т.п.). В системах, не сумевших адекватно и своевременно приспособиться к изменившимся характеристика информационной среды, начинают зарождаться кризисные явления.

Наблюдающиеся в последнее десятилетие в Беларуси кризисные явления в науке и образовании можно объяснить тем, что образовательная и научная система не сумела адекватно отреагировать на изменения информационной среды, вызванные двумя информационными революциями, которые (впервые в истории человечества) произошли в пределах жизни одного и того же поколения людей. Поскольку упоминаемые мною информационные революции – не первые в истории человечества, я предлагаю рассмотреть их в контексте общей истории эволюции глобальной информационной среды человечества.

Краткая история эволюции глобальной информационной среды

Первой революцией (language-revolution) можно считать появление речи, которое позволило транслировать абстрактную информацию (знания) от одного индивида к другому. Результатом стало резкое ускорение развития технологий, так как человек больше не был вынужден изучать мир «с нуля», а мог использовать в своей деятельности опыт, приобретенный другими индивидуумами.

Второй революцией я считаю появление письменности (manuscript-revolution), которое сделало возможным безличную передачу информации между индивидуумами, разделенными во времени и пространстве. Первая и вторая революции увеличили главным образом скорость накопления информации.

Третья революция (print-revolution) связана с появлением технологии книгопечатания, которая сделала возможным мультиплицирование (тиражирование) информации, что привело к лавинообразному увеличению скорости распространения знаний в социуме. Появление средств массовой информации (так называемой, четвертой власти) также является прямым последствием третьей информационной революции. Произошло многократное повышение скоростей распространения информации, в результате чего пропорционально увеличилась скорость доступа к информации.

Четвертая революция (floppy-revolution) связана с изобретением электромагнитного способа кодирования информации. Впервые в истории скорость распространения информации перестала быть ограниченна уровнем развития транспорта. Скорость распространения информации мгновенно поднялась до наивысшего теоретически возможного предела – скорости света. Информационная среда планеты Земля стала по-настоящему глобальной и единой. Вторым важнейшим результатом четвертой революции стало появление принципиально новой возможности осуществлять сложные виды обработки информации вне сознания человека по некому заранее заданному алгоритму (программе) с громадными скоростями. Именно это явление до сих пор является магистральным путем технического прогресса. Четвертая революция увеличила техническую скорость распространения информации до теоретически возможного предела и впервые в истории сделала возможным обработку информации вне сознания человека со скоростью миллиардов операций в секунду.

Пятая революция (Internet+Google-revolution) – которая произошла и продолжается на наших глазах – это появление системы Internet+Google, которая обеспечивает практически мгновенный доступ к планетарной базе знаний. Система I+G на много порядков увеличила скорость доступа индивидуума к планетарной базе знаний. Без этой системы прогресс науки стал бы бессмысленным, так как конкретный человек все равно не смог бы воспользоваться этой информацией из-за низкой скорости доступа к ней.

Сегодня система I+G стала как бы дополнительным отделом мозга специалиста, функция которого — быстрый доступ к планетарной базе знаний, которая ежесекундно обновляется в режиме реального времени. Мгновенный доступ к актуальной на сию секунду планетарной базе знаний с функцией отбора релевантной информации — такого еще тоже не было в истории человечества!

В результате четвертой и пятой революции, которые произошли в пределах жизни одного поколения, стало лавинообразное увеличение количества доступной индивидууму информации. Это явление получило название «информационный взрыв».

Футуристическое отступление, которое можно пропустить

Что же нас ждет дальше? Какова будет следующая революция, которая, наверняка уже не за горами. Рискну сделать свой прогноз. На мой взгляд, дальнейшее развитие вычислительной техники (пусть даже и на основе новых – квантовых, оптических и т.п. — технологий) уже не способно привести к новой качественному изменению информационной среды.

Сегодня самым медленным звеном в процессах информационного обмена стал сам человек. «Бутылочным горлышком» глобального инфорационного обмена сегодня является процесс освоения человеком новой информации , т.е. процесс «загрузки» новой информации из глобальной информационной среды в сознания человека и его памятные структуры. Человек может воспользоваться в своей деятельности только той информацией, которая освоена его сознанием. Всей прочей информации для человека как бы и не существует. Скорость восприятия информации, представленной в виде текстов либо графических конструкций через визуальный или аудиальный канал сегодня ничтожно мала по сравнению со скоростями накопления информации в информационных пространствах.

Можно предположить, что шестая революция (mental technologies revolution) глобальной информационной среды планеты Земля будет связана не с новыми техническими устройствами, а с появлением нового уровня алгоритмов и технологий (мысленных технологий), которые увеличат скорость работы сознания человека с информацией. Именно скорость работы сознания человека с информацией является сегодня лимитирующим фактором в процессах информационного обмена в глобальной информационной среде.

Система образования после пятой информационной революции

Используемая сегодня в Беларуси «советская» концептуальная и методическая модель высшего образования в своих основных чертах сложилась где-то в 60-70х годах прошлого века. Главная цель «советской» методической модели – дать знания. Эта модель была адаптирована под существующие до четвертной и пятой информационной революции скорости накопления, обновления и доступа к информации. Сегодня эта методическая модель не работоспособна вследствие многократно возросших скоростей информационного обмена.

Строго говоря, сегодня в Беларуси существует не «советская», а «постсоветская» концептально-методическая модель высшего образования. К сожалению, эта модель адаптирована к современным темпам информаицонного обмена ровно в той же степени, что и советская модель. По многим другим параметрам «постсовесткая» образовательная модель значительно уступает «советской».

Система образования XXI века должна не столько давать знания, сколько формировать у студента алгоритмы мыследеятельности и навыки взаимодействия с современными информационными пространствами, которые являются хранилищем актуальных знаний. Набор соответствующих алгоритмов и навыков представляет собой своего рода интерфейс, при помощи которого подготовленный специалист может взаимодействовать с современной информационной средой, селективно извлекая из нее актуальную релевантную информацию, потребную для решения конкретных производственных (управленческих, научных, изобретательских и т.п.) задач на современном уровне. Именно это идея, на мой взгляд, может стать основой новой концепции высшего образования.

Для человека, получившего образование в рамках старой советской (постсоветской) модели и не владеющего таким интерфейсом, информация, содержащаяся в современных информационных пространствах, становится либо ограниченно доступной либо вовсе недоступной. Коллектив (социум), состоящий из таких «безинтрефейсных» индивидуумов, начинает жить в своем индивидуальном времени научно-технического прогресса, которое может отставать от общемирового уровня на 5-10-20-100 лет.

В качестве примера я хочу привести наши поликлиники. Сообщество работающих в них специалистов сегодня оперирует знаниями, которые были актуальны в 80-90х гг прошлого века. Все дело в том, что основанная масса сегодняшних врачей (в возрасте около 40 лет) окончили ВУЗы примерно 20 лет назад. Их никто не учил работать с современными информационными пространствами (с тем же PubMed), поскольку в период их учебы их еще просто не существовало. Единицы из них научились этому самостоятельно. Не владея интерфейсом, позволяющий пополнять личную базу знаний, врачи вынуждены пользоваться базой знаний, которую они получили в ходе своей учебы 20 лет назад. С учетом того, что в учебники и лекции информация попадает с опозданием в 5-10 лет, подавляющее большинство сегодняшние врачей в поликлиниках выполняют свои профессиональную деятельность, используя базу знания 30-35 летней давности.

Двухнедельные курсы повышения квалификации раз в 2-3 года ситуацию радикально не меняют.

Вообще, с учетом того, что после развала СССР 95% новой научной информации в мире публикуется на английском языке, любой специалист высокой квалификации (врач, педагог, инженер, программист), которые не владеет английским, должен считаться ограниченно пригодным к профессиональной деятельности, так как у него отсутствует возможность пополнять свой багаж знаний современной информацией.

Особенно опасно то, что с педагогами высшей школы сложилась примерно такая же ситуация, как и с врачами. Я из собственного опыта знаю, что многие технологии, появившиеся в мире 10-15 лет назад до сих пор не освоены даже «образованной верхушкой» белорусского общества. Например, существенная часть педагогов ВУЗов старше 40 лет, не умеет пользоваться электронной почтой и выставляют абзацный отступ при помощи пробелов, я уж не говорю о более продвинутых технологиях.

В лучшем ВУЗе Беларуси – Белгосуниверситете – преподаватели и лаборанты со всех концов города до сих пор вынуждены возить бумаги на подпись в административный корпус, словно фельдъегери XV века, убивая впустую десятки часов рабочего времени. А все потому, что чиновники БГУ не знают о том, что на Земле в XXI веке существует факсимильная связь, электронная почта, криптография, электронная подпись и электроный документооборот.

Отсутствие у большинства педагогов компетенции по эффективному взаимодействию с современной информационной средой, неумение извлекать из нее актуальную информацию порождает два крайне неблагоприятных феномена. Во-первых, они не могут научить студентов тому, чего не умеют сами. Вместо формирования навыков работы с информацией, студентов пичкают устаревшими знаниями, большинство которых доступно в два клика мышью и никогда не понадобиться в реальных производственных ситуациях. Во-вторых, «безинтерфейсные» педагоги совершенно не осведомлены о том, насколько далеко ушел прогресс в их области знаний, они не осознают, насколько сильно они отстали от современного горизонта знаний.

В такой ситуации все разговоры чиновников об ИННОВАЦИОННОМ развитии страны и ИННОВАЦИОННОЙ экономике – это не более, чем мечты импотента об изнасиловании (уж простите за «непарламентскую» лексику, но очень хочется, чтобы эта мысль дошла до ума и сердца читателей). Как я уже писал ранее, инновационная технология – это по определению технология не вчерашнего и даже не сегодняшнего, а завтрашнего дня. Для устойчивого (т.е. не зависящего от рождения отдельных гениев) создания инновационных технологий требуется СИСТЕМА подготовки специалистов, которые умеют работать с современной информационной средой. Для подготовки таких специалистов требуются соответствующая образовательная концепция и созданные на ее основе методики. На сегодняшний день у нас нет не только методики, не только концепции, но даже теоретических разработок в этой области.

Еще раз повторю: существенная часть педагогов и руководителей высшей школы получали образования тогда, когда информационная среда была принципиально иной. В силу этого их никто и никогда не учил работать в современной информационной среде; единицы из них научились этому самостоятельно. Не владея ни теоретической, ни практической подготовкой в этой области, они принципиально не способны обучать этому сегодняшних студентов. Исходя из этого можно утверждать, что сегодня в белорусской системе высшего образования (в основе которой лежит «советская» концептуально-методическая модель 50-летней давности), идет подготовка специалистов, уровень компетенции которых предетерминирует многолетнее отставание нашей науки, промышленности, образования от мирового горизонта развития.

В качестве контраргумента мои оппоненты любят приводить выдающиеся достижения отдельных личностей. Этот аргумент не состоятелен. Единичные гении, удивляющие мир своими достижениями, всегда существовали и всегда будут существовать. Их существование не связано с деятельностью системы образования, а подчиняется особым законам (которые могут и должны стать темой для серьезного исследования). Речь в данной статье идет не о случайных и непредсказуемых одиночках, а о научно обоснованной, рационально организованной и обеспечивающей устойчивый прогнозируемый результат СИСТЕМЕ массовой подготовки квалифицированных специалистов.

Хочу напомнить по этому поводу строчку из песни Игоря Талькова: «Поэты не рождаются случайно, он летят на Землю с высоты. Их жизнь окружена высокой тайной, хотя они открыты и просты».

РЕЗЮМЕ

Глобальная информационная среда планеты Земля непрерывно изменяется. Магистральным вектором эволюции информационной среды в течение последних 2000 лет стало увеличение скоростей накопления, обновления и доступа к информации.

Необходимым условием для эффективного функционирования экономики является производство продуктов, имеющих конкурентное преимущество. Для производства таких продуктов требуются не просто со-временные, но опережающие время технологии. Создавать такие технологии могут только люди, имеющее навыки эффективной работы с информацией, хранящейся в современных информационных пространствах.

Используемые сегодня в высшей школе Беларуси общая образовательная концепция и образовательные методики адаптированы к состоянию информационной среды 50 – 70х годов прошлого века. Для повышения уровня подготовки специалистов в высшей школе требуется комплекс мер по адаптации образовательной концепции и образовательных методик к современному состоянию глобальной информационной среды и глобального информационного обмена. Для успешного реформирования системы образования требуется новая цельная концепция высшего образования в современных условиях.

Идея об информационной среде, ее эволюции и о роли системы образования как системы создания эффективного интерфейса для взаимодействия человека с информационной средой может стать одной из теоретических основ такой концепции.

Заинтересованные лица приглашаются к сотрудничеству для организации работы по разработке этой концепции.

Декабрь 2010 г., Минск

© Сандаков Д.Б., 2010.
Google+