Лидер «Троицы» Иван Кричук больше не ведет занятия в педуниверситете

Иван Кирчук

Лидер этно-группы «Троица» Иван Кирчук со следующего учебного года больше не будет преподавать в педагогическом университете имени Максима Танка. Сейчас музыкант устраивается в Институт культуры Беларуси — там ему предложили ставку, часы и кабинет, куда уже переехали музыкальные инструменты и архив с 2000 компакт-дисков.

Как сообщил Иван Кирчук Свободе, новые программы не включают предмет, который он преподавал в вузах на протяжении 19 лет, — это «Практикум по фольклору».

— Педуниверситет не продлевает вам контракт или вас увольняют?

— Меня еще не уволили. Но со следующего учебного года не продлят контракт. Остается одна группа заочников-пятикурсников, которых я буду доучивать до выпуска. Это четверть ставки. С учетом того, что это заочники, проведу два-три занятия.

— Почему вам не дают часов?

— Проблема в том, что изменились программы, и нет больше моего предмета «Практикум по фольклору». На стационар не набирают студентов, которые могли бы его изучать. Таким образом, можно сказать, что в педагогическом университете обучение белорусскому фольклору завершено.

— Что изучалось в рамках вашего предмета?

— Музыкальные инструменты, народный театр, реконструкция обрядов и праздников. Все это входило в один предмет. Мне кажется, что подобные сокращения планов, программ и тем происходят повсюду. Поэтому не удивительно, что для меня не нашли часов, чтобы заполнить хотя бы полставки.

— Планируете ли вы продолжать преподавательскую деятельность?

— Да. Институт культуры Беларуси уже пригласил меня на работу, предложил кабинет для музыкальных инструментов. Мы вместе с «Троицей» перевезли туда все наши инструменты, а также огромный архив из двух тысяч компакт-дисков. Уже скоро начинаем оформлять новое помещение. Поэтому ничего страшного не произошло.

— Ваш кабинет в педагогическом университете имени Максима Танка называли «музеем», но руководство вуза уже забрало его. Были другие изменения в отношении к вашему предмету или к вам лично?

— Все менялось постепенно — в течение последних 8 лет. Тогда ректор знал, что у меня 10 групп занимаются в аудитории, где были музыкальные инструменты и архивы. Но ректор решил, что нужно спортивное помещение — комнату переоборудовали, поставили тренажеры. Таким образом, кабинета у меня нет уже восемь лет. Из года в год менялись и планы обучения. Например: на постановку голоса раньше выделялся час, сейчас — 20 минут. А что можно сделать за 20 минут, как можно научить петь за это время? Понемногу резали и резали план. Думаю, что это идет из министерства. Но не понимаю, почему фольклор не нужен. Мы же говорим о возрождении, а часов на фольклор нет. То, что мы делали, было прекрасно. О нас сделали ряд передач для радио и телевидения. Мне казалось, что все хорошо, но с течением времени все меняется.

— Как вы считаете, почему вузы отказываются от изучения фольклора?

— Мне сложно объяснить, почему это происходит. Я вообще считаю, что приучать к народному творчеству надо с детского сада, со школы — чтобы в вузы студенты приходили уже образованные в фольклоре. Но теперь получается, что все наоборот. Мне слушатели, которые приезжают ко мне, рассказывают, что они не понимают смысла обрядов, которые им приходится проводить по своим темам.

— Что вы будете преподавать в Институте культуры?

— Я буду иметь ставку. Мой предмет называется «Традиционная народная культура». Там в основном будут не студенты, а слушатели, которые приезжают на курсы повышения квалификации. Занятия длятся неделю-две. Понятно, что там я не буду иметь возможности сделать то, что мы делали со студентами, которые учились по пять лет у меня. Но хорошо, что есть и такая возможность. Люди мне благодарны после лекций, я имею огромный архив видео и аудио, музыкальные инструменты, которые могу показать и научить на них играть. Есть и положительные моменты — здесь люди, которые уже имеют опыт в организации обрядов, например, режиссеры праздников, цимбалисты, скрипачи.