Как незрячий математик преподаёт в университете

Фото: Сергей Комков (dev.by)

Александр Атвиновский преподаёт на факультете математики и технологий программирования Гомельского государственного университета имени Франциска Скорины. Его повседневную жизнь и работу во многом облегчают компьютер, смартфон и трость для незрячих. Уже больше семи лет Александр не видит. Полностью зрение он потерял за десять дней до того, как надо было приступать к работе. Но своим примером подтверждает, что с этим можно жить, растить вместе с женой маленького сына и работать. Два с половиной года назад Александр защитил диссертацию и получил степень кандидата физико-математических наук. Ему тогда было всего 29 лет.

Dev.by встретился с молодым учёным, чтобы узнать, как он ведёт лекции и практические занятия, принимает лабораторные и экзамены, какие программы ему помогают, пытаются ли его обмануть студенты или, например, продавцы в магазинах.

Проблемы со зрением у Александра начались ещё в раннем детстве. Он ходил в начальную школу для детей со сниженным зрением. А в пятый класс пошёл в обычную школу и в итоге оказался в Гомельском городском лицее с физико-математическим профилем. Туда он поступал за компанию с другом. Но друг не прошёл, а Александр сдал вступительные экзамены и стал лицеистом. Родители опасались, что ему будет сложно учиться, однако математика парню всегда давалась легко.

Вот только читать с каждым годом становилось всё сложнее. В одиннадцатом классе зрение стало резко снижаться, и Александр попал в больницу.

— Там я познакомился с преподавателем из технического университета, у которого тоже были проблемы с глазами. Он был очень расстроен, мне как-то удалось его морально поддержать и объяснить, что не всё так страшно. А он пригласил меня к себе на подготовительные курсы по математике в университет. Во многом благодаря ему я и определился со своей будущей специальностью, решив поступать на математический факультет, правда в другой вуз — Гомельский государственный университет имени Франциска Скорины. Сдал тесты и стал студентом.

Весь первый курс я читал сам, а на втором приходилось брать конспекты у одногруппников и просить маму или сестру читать вслух. Я включал диктофон, записывал всё, что они мне начитывали, а потом прослушивал несколько раз. Экзамены мне разрешили сдавать устно, причём с другой группой, потому что там учился парень, с которым мы очень подружились и с третьего курса вплоть до поступления в аспирантуру фактически учились вместе. Он был самым сильным на потоке и помогал мне во всём разбираться. Мы после пар дискутировали, решали вместе задачи.

Сначала коллеги не понимали, как Александр будет справляться с нагрузками и вести занятия — но выяснилось, что всё получается. Как верно заметил заведующий кафедрой математического анализа, доктор физико-математических наук, профессор Адольф Рувимович Миротин, в 19 веке такое было бы невозможно, а с современными программами реально.

— Александр ведёт занятия по таким сложным дисциплинам, как математический анализ, функциональный анализ. Ему успешно удаётся читать лекции благодаря передовым техническим средствам. Ещё когда мы начали работать над диссертацией, я понял в чём основная трудность — программы, которые использует Александр для озвучивания текста, не читают математические формулы, а только слова. Тогда я порекомендовал ему использовать редактор TEX, которым сам давно пользовался. Это лучший в мире текстовый редактор для набора формул. Его разработал выдающийся американский программист и математик Дональд Кнут.

Особенность этого редактора в том, что сначала формулы набираются с помощью словесных команд, только потом они преобразуются в привычный всем вид. Для зрячих это может показаться недостатком, потому что появляется дополнительное действие. Для незрячих же — огромный плюс, ведь в исходном файле TEX фигурируют операторы, их проговаривает программа, и человек может с ней комфортно работать. К тому же этот редактор обеспечивает очень высокое качество текста и формул. Ни в одной типографии так не умели.

Особенность этого редактора в том, что сначала формулы набираются с помощью словесных команд, только потом они преобразуются в привычный всем вид. Для зрячих это может показаться недостатком, потому что появляется дополнительное действие. Для незрячих же — огромный плюс, ведь в исходном файле TEX фигурируют операторы, их проговаривает программа, и человек может с ней комфортно работать. К тому же этот редактор обеспечивает очень высокое качество текста и формул. Ни в одной типографии так не умели.

К каждой лекции Александр готовит презентации в TEX, которые конвертируются в pdf. Если надо что-то писать на доске, выходит один из студентов и под диктовку пишет.

— Все слайды я комментирую и отвечаю на возникающие вопросы, презентации помню наизусть, а задачи решаю в уме. Проблем с занятиями нет, нужный материал у меня есть: то, что когда-то читали мама и сестра, позже — жена. Постоянно стараюсь обновлять знания и ищу новую литературу. Найти электронную версию книги — не проблема, но мне нужен корневой файл, набранный именно в TEX. Несколько раз я уже обращался к учёным, объяснял свою ситуацию и просил исходник. Мне не отказал даже академик из России.

Экзамены у студентов я принимаю устно. Подсмотреть они, конечно, могут, но я ведь хаотично задаю вопросы, спрашиваю с середины решения, например, чтобы уловить логику. Очень просто понять, студент решал сам или нет, разбирается ли он в материале, поэтому обмануть практически невозможно.

К концу семестра всех студентов я узнаю по голосу. Не может такого быть, что один студент придёт сдавать вместо другого. А если кто-то не ходил семестр и впервые появился только на экзамене, и я слышу незнакомый голос, интересуюсь у коллег, посещал ли он другие дисциплины, спрашиваю, всё время работаю с информацией.

Конечно, готовиться приходится дольше: дома я работаю столько же, сколько и в аудитории, но я очень рад, что у меня есть возможность преподавать, всегда хотел остаться в науке и шёл к своей цели. А благодаря помощи родных, друзей, научного руководителя, руководства факультета и университета это стало возможным.

Знаете, я встречал многих, кто хотел покончить жизнь самоубийством, когда терял зрение. Но мне было всего 22 года, когда я окончательно перестал видеть. Вся жизнь впереди — пришлось приспособиться.

Яна Меллер / dev.by

 

Поделитесь Вашим мнением:

Please enter your comment!
Please enter your name here