В срок до 31 ноября

В срок до 31 ноября

Беспальчук П.И., ректор БГМУ

«Сколько сражений еще впереди
И сколько их было раньше!
Но честь превыше сомнений»

Этим японским трехстишьем (хайку) мне довелось завершить одно из публичных выступлений, проводимых в университете. Таково мое кредо, которое повторяю вновь, как и почти все, приводимое в этой статье, озвученное ранее на заседаниях Совета университета, конференциях и встречах со студентами, а также выпускниками.

Редактор нашей газеты, опубликовавшая эту статью по моему настоянию, как ректора, не допустила ошибки в названии – эта дата, отсутствующая в григорианском календаре, взята из приказа Минздрава № 780 от 07.08.2009 года. Таков уж стиль работы кадровой службы руководящего нами ведомства – того, что формирует кадровую потребность во врачах, рапортует о приеме в вузы, манипулирует целевой подготовкой и, в значительной мере, определяет вашу будущую профессиональную стезю, уважаемые студенты.

Приведу лишь маленькую толику примеров. Приказ № 712 от 03.09.2007 г. (мне, как основному фигуранту, он особо памятен). В этом шедевре приказные пункты располагаются в следующем порядке: 1, 2, 3, 3.1, 2.2, 2.3, 3, 4. Вроде бы мелочь, подумаешь, два различных третьих пункта, но объяснительную для попытки наложения второго взыскания (неважно, что по одному и тому же вопросу) требуют представить по невыполнению п.2.1. Каково же было разочарование комиссии, соизволившей прочесть это творение и не нашедшей в нем означенный пункт. Приказ № 240 от 28.03.2008 г. выходит якобы один и тот же, но с разными цифрами, да не простыми, а регламентирующими прием в число студентов медвузов. Для Комитета Госконтроля, озадаченного родителями и абитуриентами, нашли жертву: поменяли заместителя. Однако, у нового школа-то та же: два письма про одних и тех же выпускниц под одним номером, только вот даты (11 и 13.08.2009), содержание и подписавшие заместители Министра разные.

Безнаказанность, как известно, приводит к беспределу. Одно из проявлений такового – выдержка из справки, зачитанной на коллегии Министерства здравоохранения 20 декабря 2008 года. «В феврале-апреле 2008 года учебно-методическим объединением медицинских вузов приняты и утверждены учебные планы для подготовки студентов… Анализ этих планов показал их несовершенство в части обеспечения подготовки специалиста по клиническим дисциплинам, и в первую очередь, низкое _!_ (даже уменьшение) учебных часов дисциплин, изучающих ведущие, наиболее значимые патологии в мире и в Республике Беларусь, по отношению к общеобразовательным дисциплинам. Например, по специальности «Лечебное дело» – преподавание предмета акушерство и гинекология уменьшено на 52 часа (на 50%), внутренние болезни – на 377 часов (на 60%), травматология и ортопедия – на 69 часов(50%), хирургические болезни – на 199 часов (50%), детская хирургия исключена». На вопрос Министра: «Кто допустил такое безобразие?» – звучит ответ: «Председатель УМО Павел Иванович Беспальчук». Несмотря на ответное заявление, что это не может быть ничем, кроме как банальной ложью, звучит публичное требование немедленно переделать образовательные стандарты и учебные планы. А ведь это совместный кропотливый, качественно выполненный, многомесячный труд (кстати, безвозмездно выполненный) коллективов всех вузов, РИВШа, главных специалистов Министерства здравоохранения и образования. Когда на следующий день (вопрос-то, заявленный на коллегии, образования не касался, и охаянных документов под рукой не было) руководителю кадров была показана строчка «детская хирургия – 62 часа» (ранее было 50), было отвечено: «Да, пропустили». Сложнее было понять, откуда взялся вывод, что хирургия, терапия, акушерство и гинекология, а также травматология и ортопедия так резко сокращены (с последней дисциплиной как-то понятнее: ректоры двух вузов как раз таковыми специалистами и являются – значит, сократили студентам нагрузку, чтобы в оставшееся время использовать их на подсобных работах у себя на дачах и коттеджах). А «ларчик» открылся просто: был сравнен предыдущий 6-летний план (без субординатуры) с нынешним пятилетним, и выпал целый учебный год, в течение которого всеми студентами изучаются отмеченные предметы, а это как раз те недостающие часы, по которым сфабрикована такая фальшь. При наличии здравого смысла, докладчику можно было бы на очередной коллегии подправить этот вопрос или, не дожидаясь общего собрания, принести извинения коллективам вузов через корпоративную газету. Однако, как говаривал известный Милновский герой Винни-Пух: «Мед: он или есть, или его нет», так обстоит проблема и с совестью. В анналах позора Министерства здравоохранения так и осталось Постановление коллегии № 161 от 20 декабря 2008 года, содержащее, кстати, по два различных пункта 1.2 и 1.3 и п.3 по пересмотру образовательных стандартов. Вечная им память!

Но все вышеприведенное – это лишь «цветочки» (правда, из огромного букета). Когда ложь и безнаказанность культивируются – это порождает беззаконие. И оно уже достигло своего апогея в плане распределения выпускников.

Всем доподлинно известно, что, в соответствии с законодательными актами, распределение должна проводить комиссия, создаваемая в университете. В обязанности комиссии входит ознакомление выпускников с предстоящими местами работы не позднее, чем за месяц до самого действа. В ее состав могут быть включены представители государственных органов управления, организаций, общественных объединений. До 2006 года включительно Минздрав представлял вузу кандидатуры участников от всех областей, города Минска и самого ведомства. Начиная с 2007 года, несмотря на мои многочисленные просьбы, это правило было абсолютно проигнорировано головным ведомством. В нынешнем году Министерство издало приказ, предписывающий создание комиссии, организацию правового информирования выпускников, ознакомление их до 10.02.2009 с потенциальными рабочими местами. Второй пункт приказа звучал дословно: «Председателям комиссий по распределению осуществить распределение…». Вакансии для ознакомления молодых коллег были представлены только по самым широким профилям. Приложение к приказу, содержащее отчетную форму распределения, также было весьма лаконичным. К примеру, для выпускников педиатрического факультета определено два направления: педиатрия и детская хирургия. Не говоря уже про специалистов узкого профиля, перед выпускниками и комиссией встал вопрос: «Как быть с теми, кто год проучился по распоряжению Минздрава в группах детских анестезиологов-реаниматологов или детских гинекологов?»

06.02.2009 года, выступая на отчетной коллегии Комитета по здравоохранению Мингорисполкома, Министр здравоохранения пообещал присутствующим руководителям решить проблему укомплектования лечебных учреждений специалистами узкого профиля выпускниками вузов. Учитывая то, что сроки ознакомления выпускников с предполагаемыми рабочими местами истекали, мной публично был задан вопрос на эту тему. Ответ, прозвучавший в присутствии сотни участников заседания, был таков: «Вам известно, что распределением у нас занимается Министр». Правда, вечером того же дня в БГМУ были доставлены копии заявок, поступивших в кадровую службу МЗ, однако использовать их в работе было практически невозможно. К тому же, ни в одной из многочисленных бумаг не было ни одного вакантного места врача детского гинеколога, как и вообще упоминания о таковом специалисте.

Впоследствии, после проведения по очереди, определенной Министерством, распределения в трех вузах республики, никаких корректив рабочих мест в БГМУ для информирования выпускников не поступило.

Даже поставленная в такие условия, комиссия по распределению провела всю необходимую работу, соблюдая принцип социальной справедливости, учтя, как того требует «Положение о распределении выпускников», их успеваемость, научную и общественную работу. Очередность распределения, в соответствии с законодательными требованиями, была определена учреждением образования и предварительно согласована со студенческим активом, СНО, БРСМ и профкомом студентов. Так как все было проведено честно, справедливо, открыто и последовательно, никаких обоснованных претензий ни от одного из 850 выпускников не поступило. Даже детским гинекологам были выделены Комитетом по здравоохранению и областью рабочие места.

В пятидневный срок после завершения этой работы, согласно Приказу Минздрава и с его требованиями очередности предстоящего трудоустройства врачей, естественно, противоречащим правилам, означенным в «Положении о распределении», итоги работы были направлены в Министерство.

И вот наступил означенный День. В вуз прибыла группа людей, не включенных в состав комиссии по распределению. Весь состав комиссии был молча отстранен от участия в процессе. Процедура выглядела следующим образом: начальник управления, держа в руках проштудированный список, зачитывал ФИО выпускника и определенное ему место предстоящей работы, заместитель вписывал это в листок распределения. Только отдельные выпускники успевали присесть на стул перед Министром, но лишь некоторые успевали задать вопрос и получить на него ответ, понятно какого содержания. В среднем на одного будущего молодого врача было затрачено 20 секунд, включающих проход по сцене актового зала. Учитывая, что сценическая площадка просторная, это время уходило на проход за бумажным предписанием и схождение по ступеням. Как «приятно» было потом студентам читать в газете интервью о кадровой проблеме (самые догадливые студенты увидели, что оно опубликовано 1 апреля – известный всем день), содержащее слова: «…с ребятами общий язык мы нашли… Сидели, говорили, разбирались, рассматривали каждую конкретную ситуацию… Я специально смотрел средний балл аттестата (?): в основном 8 и 9, «шестерки» – редкость». Последнее – истинная правда, поэтому выпускников, преподавателей и всех студентов (а в студенческой среде информация распространяется со скоростью звука), мягко сказать, «удивило» то, что идущий 377 по очередности из 408 лечфаковцев с баллом 6, 14 направлен в престижный республиканский научно-практический центр трудиться хирургом, хотя обучался по терапевтическому профилю. Об этом не могли даже мечтать те, кто отлично учился, занимался научной работой, активно участвовал в общественной жизни университета. А балл 5,61 (очередность не указываю – легко догадаться), подкрепленный неизвестными декану и студентам мотивами, позволил выпускнице стать представителем самой элитной в студенческой среде специальности « врач акушер-гинеколог». Для простых смертных, чтобы попасть в когорту таковых специалистов, то есть, на поток субординаторов акушеров-гинекологов, необходимо отлично учиться, иметь рекомендацию студенческого научного кружка, как правило, подтвержденную заслугами республиканского уровня, и весьма активно участвовать в общественной работе.

Но возможно, оказывается, и не такое: целевику Брестской области, не имеющей ни мужа, ни детей, ни каких-либо других законных обстоятельств, Министром демонстративно расторгается целевой договор и определяется место в великолепной клинической больнице Минска. Это при том, что шедшие по любой очередности более половины лечфаковцев впереди нее удостоены права трудиться в участковых поликлиниках. Каково же получать официальные отказы тем, кто имеет основания на расторжение договора, с мотивировкой, что Министерство здравоохранения не имеет полномочий на расторжение договоров о целевой подготовке?

Почему выпускница П., которой договор о целевой подготовке не дал никаких льгот при поступлении (она и так была победителем республиканской олимпиады по химии), проучившейся исключительно на отличные оценки, что, естественно, позволило ей стать врачом акушером-гинекологом, имеющей свидетельство о бракосочетании, необходимо выплатить (ее мама – тоже врач и наша выпускница сделала это) тридцать шесть миллионов сто девяносто тысяч рублей? И это в условиях приоритетной задачи социальной политики государства по защите брака и семьи. А у двух ее однокурсниц Г. и П. (первая тоже акушер-гинеколог) в личных делах хранятся заявления о расторжении целевых договоров «в связи с решением Министра» и обе оставлены работать в Минске совершенно безвозмездно. Что, Брестской области врачи-целевики уже не нужны (из этого региона незамужние), а в Гродненской (целевик, выкупленная мамой, как известный украинский поэт из крепостничества) такая острая потребность во врачах? Так ведь совсем наоборот.

А как смотреть в глаза тем, с кем члены приемной комиссии, те же деканы и проректоры, которые были отстранены вместе с ректором от решения вопросов распределения, вели открытый, честный разговор по выполнению плана целевого приема? На каких основаниях выпускник Х., заключивший целевой договор, чтобы не быть зачисленным на внебюджетную форму обучения, направляется, вопреки гражданско-правовому соглашению, в солидный научно-практический центр? Так же выглядит распределение выпускницы Р., по прилюдному мобильному звонку. Что же касается ответственности, наряду с социальной справедливостью, являющейся базисом внутренней политики нашей страны, то впервые за всю историю вуза те, кто осуществлял распределение, отказались ставить свои подписи под ведомостью распределения, копию которой забрали в Минздрав сразу после окончания процедуры, мотивируя это тем, что к распределению не имеют никакого отношения. Благо, в вузе все мероприятия, начиная с зачисления, снимаются на видео, да и около тысячи людей видят все происходящее. Дети делятся впечатлениями с родителями, последние осознают, что не проявили должной смекалки. Начинается череда перераспределений.

За период 2006–2008 года в Министерстве было произведено изменение базы стажировки или работы более чем 150 выпускникам. Когда этим вопросом стала интересоваться Прокуратура Республики Беларусь, Министерством, с целью создания видимости некой законности процесса, было предложено тому составу комиссии, который был ранее отстранен от участия в распределении, рассматривать заявления выпускников. Однако даже в этой ситуации вопросы каждого, обратившегося в обход этой комиссии в Минздрав, напрямую были решены без комиссионного рассмотрения в университете.

Нередко то, что творилось с теми, кто не смог пристроить свои обращения в Министерство, а работниками его кадровой службы был отфутболен в БГМУ, было диаметрально противоположно директиве Президента Республики Беларусь «О мерах по дальнейшей дебюрократизации государственного аппарата» от 27 декабря 2006 года № 2. Иллюстрирую проявление формализма, волокиты, неуважения к людям, безразличия к их судьбам и потребностям примером: 10 июля 2009 года комиссия по распределению БГМУ принимает решение «Осуществить перераспределение» выпускницы К. в город Минск, поскольку она бракосочеталась в июне с выпускником, распределенным ранее в столицу, имеющую самую большую потребность во врачебных кадрах. Работа на переднем крае (терапевтом поликлиники), бреши которого ежегодно помогают заполнять наши субординаторы в период пиков подъема заболеваемости среди населения. Решение комиссии, как это диктует «Положение о распределении…», направляется в Минздрав. 31 июля приходит отказ в согласовании «в связи с отсутствием копии письма учреждения здравоохранения, куда она была направлена на работу (А как же поддержка молодой семьи и пункт 16 часть 3 «Положения о распределении…»?) Выпускница, пытаясь отстоять свои законные права, вместе со свекровью (!) обращается вновь. 13 августа комиссия университета принимает прежнее решение. Новый протокол заседания направляется в Министерство. В ответном пассе звучит: «В целях воссоединения семьи рекомендовать перераспределение врача П.»(мужа) в центральную районную больницу. По какому Закону можно перераспределить молодого специалиста, не имеющего на это желания? Пороги различных инстанций обивает в основном свекровь, но третье заявление не имеет смысла принимать для рассмотрения на заседании комиссии БГМУ, где с первого раза все единогласно приняли законное решение. Каким образом наконец-то появляется новое решение Министерства и почему в нем опять сказано, что заявление выпускницы К. рассмотрено повторно (на повторное заявление был отказ в годовщину ГКЧП) остается тайной, но тот же самый состав комиссии Минздрава, при том же председателе, согласовывает решение БГМУ. Только вот происходит это не в начале июля, а 25 сентября.

Уважаемые коллеги! Большинству из вас известно гораздо больше, чем приведено в данной статье, опубликованной, подчеркиваю еще раз, исключительно по моей личной инициативе. Все также знают, что эта болезнь, симптомы которой неоднократно обсуждались на Советах БГМУ, заседаниях ректората и других собраниях (что приводило в невротическое состояние вышестоящую инстанцию) возникла не в нашем университете или в каком-либо другом из вузов республики. Инфекция вторглась извне. Источник известен, как ясно и то, что всякому беспределу, как говорят в Одессе, бывает край. То, что он уже приблизился, подтверждает октябрьское постановление коллегии Минздрава, где рассмотрено согласование перераспределения шести семейных выпускниц прошлого года из всех четырех медуниверситетов.

На фоне приведенных выше примеров это выглядит смехотворно. Этот вопрос элементарен, если не издеваться над Законом и не поворачивать его вспять. Завершающий же аккорд постановления как всегда уникален. Цитирую: «Ректорам… обеспечить расторжение договоров…». Вузы свою часть договора выполнили еще год тому назад и вручили выпускницам дипломы. Двое из этих молодых докторов имеют диплом Белорусского государственного медицинского университета – брендового вуза, в котором обучается сто семнадцать (117) из шестисот двадцати пяти (625) лауреатов премий специального фонда Президента Республики Беларусь по социальной поддержке одаренных учащихся и студентов. Бренд поддерживается открытостью всех вопросов жизнедеятельности университета, качеством студентов, уровнем преподавания, научными школами и соблюдением принципа социальной справедливости в решении насущных вопросов. За все это, как ректор БГМУ, благодарю всех: и ныне работающих, и пребывающих на заслуженном отдыхе преподавателей и сотрудников, а также студентов и выпускников!