Николай Ковш: «Система образования в опасности!»

Что ждет белорусскую школу в ближайшее время? Этот вопрос задают сегодня тысячи родителей, педагогов, школьников. «Белорусский партизан» попросил высказать свое мнение о происходящих процессах в системе образования председателя Брестской областной организации ОГП, кандидата педагогических наук Николая Ковша, более 30 лет проработавшего в органах управления образованием.

— Проводимая в течение 11 лет школьная реформа совершенно неожиданно была подвергнута ревизии на самом ее финише, — говорит Николай Константинович. — Озвучена программа, по сути дела, новой реформы школы. В «пожарном» порядке, начиная со следующего учебного года, предполагается осуществить, как нам представляется, совершенно непродуманные и ничем неаргументированные достаточно серьезные изменения в школьном образовании. Ключевое решение — возвращение к 11-летке. Напомним, 11 лет назад было принято решение о переходе на 12-летнюю систему обучения. По программе 12-летней школы в истекшем году занимались все учащиеся 1-х -10-х классов и 20 процентов 11- классников. Не дождавшись окончания предыдущего эксперимента, не проанализировав его результаты, вразумительно не сформулировав причины смены курса, предлагается развернуться на 180 градусов. Во-вторых, намечается внести значительные и весьма существенные изменения в содержание школьного образования.И, в-третьих, продекларировано намерение ввести единые типовые планы для всех общеобразовательных школ, предусматривающие изучение предметов на базовом уровне.

— У 12-летки было много противников не только среди родителей, но и среди педагогов…

— У каждой системы обучения есть свои «плюсы» и «минусы». Замечу, что я являюсь сторонником 12-летки. Приведу лишь два аргумента. Во-первых, принята программа инновационного развития страны, не менее 80% научных разработок должны быть отечественными. Все больше специальностей требуют более высокого уровня профессиональной подготовки. Основа всего этого закладывается в школе. Кроме того, не знали школьники ранее компьютера, неведом им был Интернет, отсутствовала серьезная подготовка по иностранным языкам. Увеличение сроков обучения — объективное требование времени.

Во-вторых, мы живем в глобальном мире и при принятии решений по тем или иным проблемам, полезно изучать и использовать мировой опыт. О чем он говорит в нашем случае? В 169 странах мира (80%) обучение детей осуществляется в течение 12 лет, в 46 странах — в течение 13 . Если мы опять ищем свой путь в стороне от столбовой дороги мировой цивилизации, сделанный выбор становится понятным.

— Каково Ваше отношение к предполагаемому введению единых программ обучения?

— Недавно обсуждали со своим приятелем эту проблему. Полушутя он сказал, что это, возможно, разработка ЦРУ или Моссада. Полностью разделяю позицию председателя парламентской комиссии по образованию, науке и научно-техническому прогрессу Владимира Здановича, назвавшего происходящее «диверсией, ведущей нас в пещерный век». В случае осуществления этой «идеи» наша школа будет отброшена лет на 40 назад.

— В чем, на Ваш взгляд, истинные причины столь поспешных и радикальных действий властей в системе образования?

— Об этом открыто никто не говорит. Можно предполагать, исходя из отдельных заявлений организаторов школьной перестройки, что основные причины две. Первая — желание сэкономить финансовые ресурсы. Этого не скрывает главный идеолог предполагаемых преобразований первый заместитель главы Администрации президента академик Анатолий Рубинов. Лишний год учебы, по его мнению, тяжелым бременем ложится на бюджет, и расходы, по его подсчетам, составят 300 миллиардов рублей: 100 — само обучение и 200 — недополученные доходы государства из-за исключения молодежи из продуктивной жизни. Забывается при этом, что качественное образование дешевым не бывает.

Во-вторых, власть обеспокоена «утечкой мозгов». Снизив «планку» образования, она надеется уменьшить потребность в наших специалистах за рубежом. Кроме того, по заявлению председателя президиума Национальной академии наук Михаила Мясниковича, стране сейчас нужны не столько обладатели дипломов с высшим образованием, сколько квалифицированные рабочие кадры. Непонятно тогда, как это стыкуется с разработанной его же ведомством программой инновационного развития.
Проблемы уже есть сегодня. Уйдя в отпуск, абсолютное большинство учителей не знают, какая у них будет учебная нагрузка, попадут ли они под сокращение. Ведь, по оценке специалистов, на 25-30 тысяч уменьшится число учительских ставок. Отсутствуют учебные планы и программы на новый учебный год, не говоря уже об учебниках. За полтора месяца разработать их и довести до учителей практически невозможно.

Не легче судьба учащихся. Большинство из них на протяжении ряда лет углубленно изучали отдельные школьные дисциплины. Замена профильного обучения факультативными занятиями, вынесенными на субботу — это блеф. Что их ждет в предстоящем учебном году за два месяца до его начала, не знает никто, включая, судя по всему, и министра образования. В состоянии ожидания решений управления и отделы образования и руководители учебных заведений.

На вступительной кампании 2009 года сойдутся сразу два выпуска, что приведет к увеличению конкурса при поступлении выпускников в высшие и средние специальные учебные заведения. Причем, уровень подготовки у них будет разный. Два года обучения для нынешних десятиклассников будет втиснут в один. Что ждет школу 1 сентября, сегодня трудно себе представить…

А ведь от того, какие параметры будут заложены в программу развития школы, во многом зависит настоящее и будущее нашей страны. Кого мы намерены готовить в школе: людей мыслящих, творческих или же послушных «винтиков»? Как будет развиваться страна: за счет усиленной подготовки рабочих массовых профессий или «включим» мозги и, не имея собственных энергетических ресурсов, перейдем на инновационный путь развития. Развитие школы должно быть синхронизировано с поставленными перед страной задачами.

В случае реализации предлагаемой программы развития образования в долгосрочном плане мы получим снижение качества образования и, как следствие, поставим под сомнение выполнение принятых планов инновационного развития страны. «Причесав» всех школьников под одну гребенку, системе образования будет нанесен удар, последствия которого трудно переоценить.

— Традиционный вопрос: «Кто виноват, и что делать?»

— Виноваты те, кому взбрела в голову эта безумная идея. Ярым сторонником реформирования школы является академик Рубинов, утверждающий к тому же, что «переход достаточно распланирован».

Механизм же принятия решений по всем вопросам в нашей стране хорошо известен. Получается по Салтыкову — Щедрину: «Люблю ваши превосходительства и считаю священнейшей обязанностью исполнять все ваши предначертания. Знаю, что вам наверху виднее, и потому думаю лишь о том, чтоб снискать ваше расположение».
Впору, перефразируя известный лозунг, громко заявить: «Система образования в опасности». Неизвестно, правда, кто ее будет спасать. Министерства образования не слышно и не видно, да его мнения никто и не спрашивает. К тому же министр Радьков занят созданием «Белой Руси».

— А почему, по вашему, молчат сами учителя?

— Предыдущие годы отчетливо показали, что на это они не способны. Не хочу обидеть коллег, но в большинстве из них сидит рабская психология.