Кое-что о результатах обучения

Учитель
Кадр из фильма "Убить Билла 2"

С одной из групп MBA у меня возникла острая дискуссия. На очередное нытье о высокой загрузке и утверждения, что я должен их удовлетворить, я заявил: «Мне плевать на вашу удовлетворенность сейчас!». Что тут началось! А стоит учитывать, что я был уже вторым преподавателем в этой группе по курсу «Маркетинг» и ребята в группе были достаточно… э-э-э требовательные. Первый преподаватель, после того как группа прослушала весь курс, был «забракован», и группа потребовала повторить курс в исполнении другого профессора (к сожалению, сейчас такие случаи происходят достаточно регулярно). Чтобы как-то утихомирить дискуссию, я пообещал подумать и детально разъяснить мое утверждение на следующем занятии.

Обучение – это насилие над личностью в любом случае. Более того, если у меня с группой в течение первого дня занятий не случилось конфликта – я разочарован. Не потому что я люблю науку конфликтологию! Любому новому человек сопротивляется, в том числе и знаниям. А значит, будет отстаивать свою прошлую точку зрения – вот он и конфликт, в результате которого рождается новое знание слушателя.

«Мне действительно не важна ваша удовлетворенность в процессе обучения. Для меня важно, позволят ли вам мои занятия добиться поставленных личных целей. Т.е. пока вы не примените того, чему я вас учил, вы не можете судить о своей удовлетворенности. И если будет желание, скажите слова благодарности в будущем,» – так я ответил слушателям программы MBA.

Эффективность открытого обучения (сборные группы) имеет смысл оценивать только по достижениям индивида. Это только в фильмах один супергерой обеспечивает победу в войне с целой армией. В жизни при движении от знания («что») к результата необходимо иметь мотивацию и некоторые условия.

Насколько успешны слушатели, которые учились у меня? По-разному… с большинством контакт я не поддерживаю, хотя всегда оставляю все свои координаты и даю «гарантию» на предоставленные знания. С другой стороны достаточно много позитивных примеров: карьерный рост, увеличение зарплаты, нетривиальные результаты и т.д. Но всегда есть «но», даже три. Во-первых, нет репрезентативной выборки по историям моих слушателей. Во-вторых, не с чем сравнивать. В-третьих, давайте тогда более активно говорить о конкурсной системе регистрации слушателей на курс …

«А судьи кто?»

Действительно, одна из сложностей работы бизнес-преподавателя – отсутствие адекватной обратной связи. Пока из инструментов обратной связи доступны анкеты по окончании семинара и мнения коллег. Ни один из этих инструментов не позволяет адекватно судить о качестве преподавания.

Что такое анкеты по итогам семинара? Это отражение качества владения тренером манипулятивными методиками. На самом деле, научится владеть группой достаточно просто. После этого есть риск почувствовать себя всемогущим! В принципе, на любую тему и любую группу ты можешь очаровать и получить просто великолепные отзывы! Но что вынесла группа после семинара? Хорошее настроение? В нынешнее время и это немало, но это не то, зачем пришли слушатели.

Мнение коллег также не является полностью объективной оценкой тренера. Я обычно отказываюсь комментировать рынок бизнес-тренеров для тех, кто не работает в этой отрасли. Причин несколько. Пока я имею очень ограниченные возможности для знакомства с практиками коллег лично и не могу вынести адекватных суждений. Например, мне довелось достаточно много поработать с Павлом Лебедевым и Сергеем Пуковичем, и я могу адекватно оценить их работу как преподавателей. Во-вторых, я могу быть просто не согласен с мнением коллеги по какому-либо околонаучному вопросу. В такой ситуации мне сложно дать адекватную оценку, хотя я обычно стараюсь абстрагироваться от данного факта. В-третьих… по каким критериям судить?

Наиболее адекватная обратная связь – это мнения слушателей в период до полугода после семинара. Но, к сожалению, очень редко она приходит. И здесь стоит подумать, как ее собирать. Пока я даю полугодовую «гарантию», что знания и методики которые я дал РАБОТАЮТ. И объявляю об этом в конце семинара, но видно мало этого… Причем, более интересны отрицательные мнения – это повод и направления для совершенствования.

В отсутствие четких критериев измерения качества преподавания и адекватной обратной связи тренер ориентируется на имеющиеся инструменты – это краткосрочные отзывы (результат анкетирования в конце семинара) и мнения коллег. А чтобы достичь по данным направлениям великолепных результатов, достаточно совершенствоваться в области шоу и развлечений, а так же достаточно активно заниматься личным PR, который все равно никто не опровергнет. И один из приоритетов для меня – это сбор обратной связи: пишите, звоните, рассказывайте! И я смогу сделать семинары еще более полезными и интересными!

А цель обучения?

Результат работы бизнес-тренера и оценка его работы – это успех обучаемых. Логично измерять результат по достижению поставленных целей. Только стоит разделять цели образовательного процесса и применения подходов на практике. Чтобы применить полученные знания и навыки, необходима личная мотивация и некоторые внешние условия (чем выше мотивация, тем меньше влияют внешние условия).

Однако стоит отметить, что на рынке сформированы завышенные ожидания от обучения. Значительная «заслуга» в этом бизнес-тренеров и компаний провайдеров. Как рекомендация: четко ставьте цели обучения перед собой и изначально доносите их (сверяйте) с преподавателем.

Мотивация слушателей – это отдельная большая тема… Пока дальше деклараций о тяге к знаниями слушатели редко продвигаются. Важно понимать, что разжевать и вложить в голову знания и навыки можно, но крайне долго, дорого и неэффективно. Могу сказать, что с благодарностью и уважением отношусь к слушателям и группам, которые терзают меня вопросами, занимаются самостоятельно и т.д. В таких случаях и результат обучения гораздо выше!

Если вернуться к инструментам оценки, то вначале хотелось бы вспомнить про сертификацию тренеров – инструмент в России не распространенный и не востребованный пока в первую очередь клиентами. С другой стороны, сертификация не гарантирует качественной работы со стороны тренера, хотя и создает предпосылки для него. Можно провести аналогии с правом на управление автомобилем: наличие прав, не гарантирует, что вы будете соблюдать правила дорожного движения. Стоит дождаться (или создать) адекватную популярную систему сертификации бизнес-тренеров, выгоды которой будут донесены и до клиентов, и до бизнес — тренеров. Пока этого нет.

Для краткосрочных программ адекватной оценкой работы тренера будет являться проверка освоения инструментов, методик, подходов, которые были заявлены в учебном процессе. Анкетирование слушателей на предмет удовлетворенности по итогам может являться лишь вспомогательной информацией для тренера и организатора обучения. Хотя есть определенные и вполне обоснованные сомнения, что это будет адекватная обратная связь.

В случае долгосрочного обучения уже можно говорить об оценке долгосрочного результата. А так как основная мотивация слушателей программ MBA по результатам исследований лежит в области построения карьеры и/или повышения уровня доходов, то стоит исследовать изменение именно этих факторов после окончания обучения. Что и делают, например, в США или Европе. Качество обучения на длительных программах в меньшей степени зависит от отдельного преподавателя и должно регулироваться Школой. На каком основании включать/ исключать преподавателей из пула – тема отдельного разговора. Но точно нельзя ориентироваться исключительно на удовлетворенность слушателей программ MBA. Необходимо задать стандарты и требования к преподавателю, стилю и способам подачи информации, а также тестированию на усвоение материала на необходимом уровне по итогам прохождения курса. Только тесты должна готовить школа, а не преподаватель!

Не стоит забывать, что у любой системы есть не только «выход», но и «вход». Так качество на «выходе» зависит от того, что поступило на «вход» данной системы. И пока не будет жесткого конкурсного отбора, ни один преподаватель или школа не смогут гарантировать высокого уровня подготовки выпускников. В настоящее время конкурсный отбор присутствует лишь в незначительной части учебных заведений, что уже заведомо дискредитирует российское бизнес-образование и тех, кто им занимается.

Кулинич А.И.