4 психологические травмы, которые вы можете получить на тренинге

Тренинг

Андрей Омельченко
— бизнес-тренер международной категории,
тренер нейро-лингвистического программирования

Существует четыре группы психотравм, которые участники могут получить в результате прохождения тренингов. Я подробно опишу как они выражаются, как они создаются и что делать, если это произошло с вами или вашими близкими. И, главное, как этого избежать в своей жизни.

* * *

Первая группа психотравм – это так называемые встроенные фобии. То есть, участник после тренинга выходит, получив определенную фобию или страх, который возникает в ассоциации с чем-то. Как правило, с объектом работы на тренинге. Как это происходит?

Когда на тренинге участник не достигает успеха в той практике, которую ему предлагают, а наоборот. Ему дается большое количество упражнений, в которых он систематически терпит неудачу. Выходя, он вроде бы имеет инструмент и знает как работать с той или иной проблемой. Но по факту он получал большое количество провалов.

Наведу пример возникновения такой травмы.  Представьте, участник проходит некий тренинг для терапевтов. Для того, чтобы он был подготовленным и мог справиться с любой ситуацией, мы проводим так называемую игру «Убей терапевта» . Суть игры — участники создают для испытуемого условия, в которых у него вылазят внутренние недоработки, которые ему стоит устранить.

Меня ловят на моих ошибках, на них указывают, говорят: «Ты понял свою ошибку?» и спрашивают готов ли я ее проработать. Мне устраивают ту же самую ситуацию, я прорабатываю свою ошибку и получаю успех через несколько повторений. Я успешен и все хорошо. Потом находят следующую ошибку и ее прорабатывают. И так далее, по кусочкам.

Что же иногда я наблюдаю в проведении больших тренингов? Будущему терапевту создают все мыслимые и немыслимые условия, чтобы он провалился! При этом ему не указывают на его ошибки и он за большое количество проработок так и не достигает прогресса. Он не видит где решение, где улучшение его практики, его просто валят-валят-валят.

Я видел таких терапевтов и как они впоследствии работали с клиентами. У них возникает фобическая реакция на своего собственного клиента. Она проявляется в дерганной мимике, тело его сжимается и вроде бы пытается убежать куда-то. Это расширенные зрачки, что также признак страха. Вот такой терапевт выходит после тренинга, который должен был из него сделать профессионала.

Другой пример формирования фобии. Когда проводится большое количество катарсических практик, подымающих большое количество материала из бессознательного. Это всякого рода холотропные дыхания, родовые каналы, и иже с ними. Когда у человека подымается много материала, который не доводится до конца. Если участник не получил успех, то у него весь поднятый материал вызывает дискомфорт и зачастую появляются фобии.

Еще такое состояние может быть сформировано у участника, если он находится в бессознательном состоянии, а к нему в это время проявляется агрессия. Ему делают больно, либо кричат, подавая это как некую помощь. В таком состоянии, когда подсознание человека открыто и туда идет агрессивное воздействие – это формирует либо фобию, либо это может произвести к расщеплению сознательной и бессознательной части. Так мы подходим ко второй группе психотравм.

* * *

Вторая группа психотравм – это расщепление сознания или внутренний конфликт, который возникает у участника. В некой степени это похоже на раздвоение личности. Не такой, как показывают в фильмах, когда человек разговаривает разными голосами со стороны разных внутренних персонажей. Это, скорее, разные точки зрения и разные позиции касаемо одного и того же. Эти позиции не уживаются внутри одной головы.

Как это формируется? Если тренер рассказывает одно, а демонстрирует совершенно другое. К примеру, если я, будучи мужчиной, начну обучать женщин как быть женственными, мягкими, нежными. И я буду это делать в мужской манере: «Вы ДОЛЖНЫ быть женственными, вы ДОЛЖНЫ быть мягкими, вы ДОЛЖНЫ» и так далее. При этом, я буду проводить такой тренинг САМ и рядом со мной не будет женщины, которая демонстрировала бы участницам такую модель поведения.

Итог — участница получит мои слова и получит модель моего поведения – мой голос и жесты. Что происходит в такой участнице? Формируется две части – одна часть считывает и впитывает мою мужскую, агрессивную, доминирующую модель поведения. И вторая часть — ей нужно быть якобы мягкой, нежной, женственной. Понятно, что эти две части совершенно разные и они не могут договориться. И некоторые участники, (конечно не все) смогут что-то сделать со своим сознанием, чтобы каким-то образом совместить одно и другое. Либо создать третью составляющую, которая объединит предшествующие две.

Но у некоторых участников я наблюдал реальное раздвоение. Бывает так, что одна часть подавляется в бессознательное. И потом во время других практик она просто выпрыгивает.  Мое сознание стремится делать одно, а подсознание делает прямо противоположное. И это результат определенного рода влияния на человека.

Что еще приводит к расщеплению сознания? Это формирование в подсознании определенных феноменов, определенных реакций: телесных, катарсических, которые не состыковуются с сознательной частью. Тогда у участников возникают два мира:мой обычный мир, который так и не изменился после тренинга и иллюзорный. Иллюзорный мир — это некая форма работы, некое самовыражение – но это не совсем реальная модель. Это разные миры и они, бывает, не дружат.

Часто на моих тренингах мне приходится работать с этими мирами. Вычищать их внутренний конфликт и соединять их, чтобы весь опыт, полученный в бессознательном,  помогал в реальной жизни. Встраивание иллюзорного мира формирует другую личность. Эти личности должны взаимодействовать.

Что делать, если есть такие проявления у человека? Нужно просто вырезать одну часть, вырезать другую и найти точки соприкосновения. Нужно научить эти части взаимодействовать между собой и передавать опыт друг другу. В этом вам могут помочь друзья, также практикующие, или в этом могут помочь специалисты, чтобы это все объединить.

Я часто наблюдаю трех главных дракончиков, которые бегают после практик. Они знают,  что внутри меня живут разные субличности. Они ведут себя разрозненно. Мыслят в разных направлениях, которые, как в басне Крылова «Лебедь, рак и щука», разрывают сознание. А воз и ныне там. Причем этот воз может не просто стоять, а еще и быть разломанным на части 2-3 различными силами.

Эти силы нужно объединять. И только синергия разных убеждений создает реальный фундамент в продвижении, обучении, практике.

* * *

Третья группа – когда участник, прошедший тренинг, начинает воспринимать свой иллюзорный мир за чистую монету. Все, что происходит в воображении — воспринимается как ярый посыл к действию. Это чтение знаков и различных подсказок. Таковыми становятся участники, прошедшие эзотерические тренинги. Эти практики включают в свою теоретическую основу восточные метафоры. Метафоры они подбирают красивые, емкие, они показывают путь и дают побуждение к размышлению.

Но как только вы берете метафору об энергии, чакрах как конкретные указания к действию – виртуальный мир начинает буквально проявляться в реальную жизнь. И все воображаемое становится очень реальным. Фокус внимания смещается на воображаемый мир. Я начинаю воспринимать воображаемое за действительное.  Я начинаю общаться со своими иллюзиями и слушать их. Тогда участники начинают бежать спасать мир, потому что что-то привиделось, послышалось. Между прочим, я описываю реальный случай. Различные феномены психики свидетельствуют о том, что «у меня поднялось кундалини, открылись все чакры, я двигаюсь к просветлению»…

Еще раз, кундалини, чакры, просветление – это все очень красивые и размытые понятия. И если у вас нету конкретного описания – это НЕ информация. Это мощная метафора, которая дает вам побуждение к действию. Но она не является конкретным описанием и никогда им не будет.

Если это происходит с вами или вашими близкими, самый простой способ – добавить немножечко юмора, разной точки зрения на это. Добавьте легкости в восприятие метафоры – ведь это сказка. Метафору можно протанцевать, пропеть, поиграть в нее. Но это не является прямым указанием к действию. Любые знаки, которые мы видим – это подсказка, но очень чувственная, она не является правилом.

Итак, не стоит брать за правило метафоры. Когда вы наблюдаете красивую картину или слушаете прекрасную музыку – это произведение искусства может вас вдохновить. Или просмотр картины, фильма может вас на что-то побудить. Это является воротами в некое состояние, которое очень полезно, с ним стоит дружить. Но не воспринимать его как конкретную инструкцию к действию.

* * *

Четвертую группу нарушений я называю«нормально», «у меня все хорошо». Состояние тотальной скуки возникает после того, как участник тренинга прошел терапию, которая вычистила глубинные проблемы. Мы ее достали душевную боль, мы ее почистили и все хорошо. Затем мы берем следующий аспект, вычищаем и его, и у меня опять все хорошо. Это катарсические техники. В НЛП это коллапс якорей – когда мы берем негатив и позитив, накладываем одно на другое и выходим на нейтральное состояние.

И здесь я обращаюсь к терапевтам, потому что на своих тренингах я всегда делаю на этом акцент. Друзья, участники после тренинга должны выходить ЖИ-ВЫ-МИ. Радостными, вдохновенными. Если вы решили какую-то серьезную проблему участника – обязательно отпразднуйте. Празднование – это часть терапии. Иначе ваши участники будут ходить в тотальной скуке, считая, что они решили все проблемы.

Конечно, я понимаю, скука – намного лучше глубинного горя. Но если мы все аспекты личности поднимем до состояния скуки… вы знаете на что это похоже. Походите по фестивалям, посмотрите на различные психотехники, на разных тренеров, которые со скучающим видом действительно помогают участникам. Они профессионалы, они делают это гениально, но единственное  чего они НЕ делают – они НЕ создают ЖИВЫХ людей.

Поэтому, если вы достигли победы – отпразднуйте!

Обращение к тренерам и участникам тренингов

Друзья, коллеги! Помним про экологию. То, что мы делаем на своих тренингах – с этим участники будут жить. Я знаю, что тренерами просто так не становятся. Я знаю, что тренинги никогда не являются зарабатыванием денег в первую очередь. Потому что если нужно просто заработать денег, можно пойти по простому пути – купить что-то ненужное, потом продать что-то ненужное. Просто и банально.

Тренинги – это нечто другое. Это совсем о другом. Да, работа тренера должна быть востребована. Но никоим образом не стоит манипулировать участниками, создавая в них проблемы, чтобы они потом с этими проблемами вернулись обратно. Ни в коем случае!

Тренинг должен завершать и решать поставленные вопросы и люди после него должны выходить живыми, друзья, живыми! Помним, почему мы стали тренерами, ради чего мы это делаем. Мы работаем с душами людей — это тонкая, хирургическая операция. Давайте же будем экологичными.

Обращаюсь к участникам – мудро и осознанно выбирайте тренеров, к которым вы приходите со своим вопросом. И тогда вы будете шаг за шагом развиваться, планомерно достигая успеха и создавать целостную, гармоничную личность.

Всего вам доброго, друзья!

 

Поделитесь Вашим мнением: