Учебников в Беларуси хватает, но ученики их не понимают

Школьные учебники

Дефицит школьных учебников, возникший в период перехода с 12-летнего на 11-летнее образование, белорусы пережили. Теперь самое время озаботиться качеством белорусских учебников.

— Мы издали все, что было необходимо: 579 наименований учебников и учебных пособий, 172 наименования учебно-методических пособий. Мы освоили все бюджетные средства, — сказал на коллегии ведомства заместитель министра образования Казимир Фарино, особо отметив работу университетов, где созданы школы по написанию учебников.

По данным министерства, общеобразовательные учреждения полностью обеспечены учебной литературой. Планируется, что издавать учебники и учебные пособия будут и для свободной продажи.

Как сообщил Казимир Фарино, в Беларуси с 2008 года проводится конкурс на написание учебников. И все бы хорошо, да по некоторым конкурс не состоялся. Это означает, что не написана ни одна рукопись по тому или иному предмету. Или написана всего одна.

— Из-за шумихи в СМИ авторы не хотят подвергаться критике и прессингу, — объясняет причину Казимир Фарино. — Вот, например, как произошло с программой для 6 класса по физике. Люди просто не разобрались, а все восприняли, как будто существует несостыковка в программе физики и математики. Вы же возьмите и посмотрите.

Учебник физики с весьма интересными аномалиями

Корреспондент «Завтра твоей страны» так и сделал: взял и посмотрел вместе с репетитором с большим стажем Евгением Ливянтом. Итак, «Учебник физики для 6-го класса».

В этом учебнике детям задают вопрос: «Когда длина белорусской железной дороги больше — зимой или летом?» Правильный ответ — летом: мол, железо в жару расширяется.

— Получается, — говорит Ливянт, — что летом Беларусь расширяется за счет соседних стран?! Ведь длина дороги — это не сумма длин отдельных рельсов.

На стр. 97 обещают, что в курсе физике «в дальнейшем вы встретитесь с другими весьма интересными аномалиями (ненормальностями)».

— В упражнении к шестому параграфу нужно было метры кубические делить на метры. Это называется действие со степенями. А по математике эту тему проходят в четвертой четверти. В параграфе 10 решается задача с использованием отрицательных степеней. Но ученики к этому времени не изучали даже отрицательные числа, не говоря уже о степенях.

Учебники писать сложно

Сложно писать учебники, говорит замминистра образования. С этим соглашается и Евгений Ливянт.

— Когда я слышу вопрос — слабо самому написать, отвечаю, что слабо. Это огромный труд — писать учебники, тем более в одиночку, как это происходит теперь. Как это выглядит? Приходит человек с работы и пару часов в день пишет учебник? А писать учебники специалисты должны в рабочее время. Это как в науке: тысячи ученых занимаются изысканиями, а что-то полезное или выдающееся получается у единиц. И это нормально.

Может, стоит профинансировать разработку трех-пяти учебников, а выбрать один, предлагает Министерству образования репетитор.

— Все наши учебники проходят научную экспертизу, — говорит замминистра Фарино.

Однако репетитор Ливянт считает, что рецензирование учебников должно быть делом нескольких ученых и учителей, работающих в школах разного уровня и в разных географических точках страны.

Кстати, издание учебников — дело очень дорогостоящее. Переиздание с исправлениями и дополнениями — тем более. Гораздо правильнее было бы сначала провести апробацию учебника и его широкое (может быть, даже публичное) обсуждение, а потом уже печатать большие тиражи, рекомендуя для школ страны.

Советские учебники были лучше?

Ливянт не может согласиться с тем, что современные белорусские учебники можно назвать качественными.

— Ценность учебника определяется в числе прочего тем, что он позволяет ученику самому разобраться в том или ином вопросе. Современные учебники как раз этого и не позволяют. Чтобы ребенок мог понять то, что написано и запомнить, с ним нужно заниматься. Сам он не может осилить учебники, — убежден репетитор.

Учебники не появляются ниоткуда, они пишутся под программы. Другими словами, во многом будет правильно сказать: какие программы, такие и учебники. И те, и другие значительно сложнее советских программ, если сравнивать не классы, где учатся дети, а их возраст. К слову, сравнение вполне уместно — руководство Минобразования часто заявляет, что все лучшее из советской школы осталось в современном образовании.

Вместе с тем Евгений Ливянт считает, что в советские времена учебники были лучше. Он предлагает посмотреть на звания тех, кто писал учебники, — профессора и академики.

— За каждым из авторов был закреплен огромный коллектив. В период создания учебника они спорили относительно его содержания и формы еще до процесса рецензирования. Отмечу, что учебники создавались в рабочее время. Люди имели гарантированную и очень неплохую профессорскую зарплату. После утверждения был длительный срок апробации учебников в разных концах Советского Союза в различных школах русскоязычных и нерусскоязычных, — напоминает репетитор.

Теперь же, подчеркивает собеседник, мы переняли практику выпечки «горячих пирожков» — в августе испекли, в сентябре подали. Учебники разрабатываются во внерабочее время, видимо, поэтому они напоминают не стройную систему, а обрывки — когда было время — тогда главу и написал. Ливянт убежден, что достойные книги так не рождаются.

В сфере образования нет площадки для обсуждения

К сожалению, списать проблемы только на отсутствие средств для финансирования создания учебников тоже не получится. Все-таки фактом остается то, что в стране отсутствуют площадки, где бы профессионалы обсуждали вопросы с чиновниками. Сегодня для того, чтобы обсудить узкопрофессиональные вопросы неравнодушным работникам образования приходится обращаться в республиканские газеты или на телевидение. Это единственный способ заявить свою позицию так, чтобы ее хотя бы заметили.

Ливянт выступает за дискуссию профессионалов в специализированных вопросах и заявляет о своей готовности участвовать в ней. По его мнению, каждый имеет право на ошибку, но эти ошибки необходимо исправлять, а не отбиваться от тех, кто их замечает.

Несуразности

Вот лишь несколько несуразностей в учебниках для 6 класса, которые обнаружил Евгений Ливянт.

Учебник по всемирной истории

— Это в моем понимании тезисы для научной конференции, — признается специалист. — Сложные выводы, десятки имен царей и королей, их детей, внуков, правнуков из Чехии, Франции, России и других стран. Обратите внимание, что границы государств изменились. Это означает, дети изучают события в одной стране и не соотносят с современным государством. Мы с дочерью, например, название провинций Франции учили по песне из фильма «Три мушкетера».

В результате для школьников Александр Невский — что китайский император. Что говорить, когда татаро-монгольское нашествие и Ледовое побоище изучаются в одном параграфе, а Александр Невский упоминается в учебнике ОДИН раз.

Зато из учебника я узнал про владельцев бенефициев, про войну Реконкиста и про «Каролингское возрождение».

Учебник по биологии

— С биологией в 6-м классе помочь ребенку в принципе нельзя, — считает Евгений Ливянт. — На страницах 20-21 я обнаружил: цитоплазматическую мембрану, цитоплазму, органоиды, пластиды, хлоропласты, хлорофилл, молекулы, вакуоли, хромосомы, ядро, ядерную оболочку, межклеточное вещество.

Учебник по географии

— Тема «азимут» начинается уже в четвертом параграфе с рисунка, на котором обозначены углы – от 0 до 360. Дети к этому возрасту знают углы, не больше, чем 180 градусов, да и знают они, что угол – это часть плоскости, ограниченная лучами, выходящими из одной точки. А тут — голая абстракция! – возмущается Евгений Ливянт. — Как объяснить ребенку угол как некое направление? И потом решать задачи: человек из точки А прошел 30 шагов по азимуту 60, затем 50 шагов по азимуту 270. А как объяснить ребенку, что 0 и 360 — это один и тот же азимут? Учителю математики, чтобы этому научить школьников, нужно несколько уроков в 9 классе. А в географии 6-го класса эти понятия вводятся как бы между прочим, с добавлением темы «масштаб» (в математике эта тема изучается гораздо позже (третья четверть).

Виктор Листопадов,

15.11.2010 |